Поиск по сайту:

ПУТИ ПОЛИТИКОВ / ШЛЯХИ ПОЛIТИКIВ

Мы помним всё

Дмитрий ГУБИН 29.01.2011 01:36

29 января Евгению Петровичу Кушнареву исполнилось бы 60 лет. Многие в Украине хотели бы забыть и эту дату, и человека, без которого немыслима история Харькова и страны. А ведь как это удобно для трусливых дельцов и любителей беспринципных компромиссов! Однако не выйдет!

 
 
Евгений Петрович Кушнарев
  
«Неужели такой я вам нужен после смерти?!»
 
 
 
А раз предать забвению не выходит, то делаются попытки заболтать память о Евгении Петровиче. Одни бесконечно копаются в обстоятельствах его трагической гибели и таким образом пытаются вытеснить его из истории в факт криминальной хроники. Не выйдет! Кушнарев славен своей жизнью, своим подвигом гражданина.
 
Другие тщатся сделать из него чуть ли не скрытого оранжоида — боролся за демократию, значит… Не значит! Именно твердые демократические убеждения вместе с ответственностью за свой регион заставили его возглавить сопротивление оранжевой чуме. Евгений Петрович еще в 2001 году (а возможно, и раньше) распознал в рядящемся в одежки демократа Ющенко амбициозного нациста-недоучку. Неудивительно, что для этого узурпатора и его, по собственному признанию, «найденной на помойке» команды он — и при жизни, и после смерти — враг № 1. Мы не забыли, что «диоксиновый мессия» отметил день смерти Евгения Петровича рассуждениями о недопустимости федерализма, а момент погребения отпраздновал купанием в проруби.
 
Демократизм Кушнарева — это не запас риторики для выклянчивания западных грантов, а стройная система взглядов на жизнь города, региона и страны. Для того, чтобы ее охарактеризовать, лучше всего подходит признание французского консервативного мыслителя Раймона Арона: «Я старался следовать тем же ценностям в различных обстоятельствах, путем различных действий. У меня сохраняется чувство того, что я был верен самому себе, верен моим идеалам, моим ценностям и моей философии».
 
Сам же Евгений Петрович очень любил слова из песни «Машины времени»:
 
«Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
 
Пусть лучше он прогнется под нас».
 
А есть и такие, кому просто стыдно смотреть на свою жизнь на его фоне. Что делали в те «революционные» дни его недавние коллеги и подчиненные? Сдавали все и всех — а вдруг «народный президент» Ющенко и теплое местечко оставит, и бизнес не реприватизирует. Сдал город тогдашний мэр Шумилкин. Пятьдесят перепуганных депутатов облсовета под диктовку из Киева лишили его поста председателя совета (почти все они, ничуть не стесняясь своего тогдашнего малодушия, пришли на похороны). Когда-нибудь, как пел Александр Галич, «мы поименно вспомним всех, кто поднял руку».
 
А что делал сам Евгений Петрович в 2004—2005 годах? В застенках, куда его пытались упрятать, он объявил голодовку протеста. Кушнарев твердо стоял на позиции непринятия никаких постов и подачек от этой власти.
 
Как раз тогда, когда его предавали, он заявил коллаборационистам: «Я не держусь за кресло. Я считал бы для себя ниже своего достоинства возглавлять орган, в котором предатели множатся, как многоклеточные создания. Я еще раз повторяю, что за всю свою предыдущую жизнь я не встречал такого количества предательств, лжи, фарисейства и подлости, как за эти дни».
 
И уже в начале 2006 года харьковчане прогнали оранжевых из мэрии, а их представительство в советах стало минимальным.
 
 
 
«Смеешь выйти на площадь в тот назначенный час?!»
 
 
 
Мы помним. Помним его и как первого с 1920 года руководителя Харькова, избранного в честной борьбе, и как первого всенародно избранного городского голову. И это несмотря на ужасы гиперинфляции и спада производства! Так харьковчане оценили упорство своего мэра в борьбе с кризисом и отстаивание интересов горожан в Украине и за ее пределами.
 
Проблемы, с которыми пришлось столкнуться Евгению Петровичу и его команде, были уникальны. Как провести приватизацию, доселе в наших краях неизвестную? Как сохранить жилищно-коммунальное хозяйство, культуру и образование Харькова на достойном уровне? Как не допустить массовой безработицы? Как перейти от «руководящей и направляющей» к многопартийности и гражданскому обществу?
 
Другим новым явлением, с которым пришлось иметь дело Евгению Петровичу и его команде, стал нарождающийся бизнес. Набивая шишки, власть училась вместе с предпринимателями культуре рыночных отношений.
 
В 1990—1996 годах, когда на всей территории бывшего Союза разрушалась старая промышленность, харьковчанам удалось построить пять станций третьей линии метро, запустить на полную мощность Роганский пивзавод и спасти город от всеобщей безработицы благодаря открытию Барабашовского рынка — самого дешевого в Украине.
 
И как раз в самый разгар тяжелейшего кризиса, летом 1994 года, харьковчане впервые в своей истории избрали главу города всенародным голосованием. Подавляющим большинством голосов председателем городского совета (вскоре пост был переименован в городского голову) стал Е. П. Кушнарев.
 
Сам Е. П. Кушнарев так оценил свое место в галерее руководителей города: «Я думаю, что все мое семилетнее пребывание на посту мэра — это борьба за демократические идеалы и за интересы города, независимо от того, на каком уровне их приходилось отстаивать. Я считаю, что мэр, избранный народом, должен идти в бой за интересы своих избирателей».
 
И он бросался в бой. Бросался всегда — и когда был мэром, и когда возглавлял президентскую администрацию, и когда стал губернатором. (До Евгения Петровича не было в регионе человека, в чьей биографии были бы руководство городом и губернией). 17 января, когда друзья и соратники собрались на 2-м харьковском кладбище почтить его память, преемник его на посту городского головы Михаил Пилипчук рассказывал, что к 1999—2000 годах Харьков был на грани техногенной катастрофы. Из-за остановок в строительстве метро дамбу, соединяющую Павлово Поле и Шатиловку, начало размывать. Став во главе области, Е. П. Кушнарев добился от Киева финансирования метростроя, взял кредиты, и к августу 2004 года не только угроза катастрофы миновала, но и две станции были сданы.
 
Благо для харьковчан было обращено «оранжевыми» в преступление. Юрий Луценко с пеной у рта подсчитывал, сколько можно было за эти деньги сделать в селе. Ну правильно, строительства «подземки» достоин только «майданный» Киев, а остальные города-миллионеры, все находящиеся за «чертой національної свідомості», обойдутся. И действительно, следующая станция вошла в строй только в декабре 2010 года.
 
Сравним два факта. Вот что Евгений Петрович сам говорил о начале своего губернаторства: «В первый день своего пребывания на Харьковщине я спал в спортивном костюме — отопление еще не включили, отключали электроэнергию, и задолженность по зарплате составляла 350 млн. грн.». А вот картина, которую констатировали депутаты облсовета год спустя после его свержения. По темпам повышения реальной заработной платы за 2005 год Харьковская область заняла 23 место в Украине, а на протяжении І квартала 2006 года задолженность по выплате зарплаты увеличилась на 33 %, а импорт превысил экспорт в 1,7 раза.
 
Как будто предвосхищая глубину будущего падения, он возглавил сопротивление перевороту и на уровне региона сохранил управляемость в ноябрьские дни 2004 года. А еще был Северодонецк, откуда весь мир услышал его слова. Вот эти слова: «…не надо испытывать наше терпение. На любой выпад у нас есть достойный ответ, вплоть до самых крайних мер. И я хочу напомнить горячим головам под оранжевыми знаменами: от Харькова до Киева –– 480 километров, а до границы с Россией –– 40! Мы хотим жить в государстве, где каждый человек защищен. Защищены его права, его культура. Его язык, его история, его традиции и его обычаи. Мы понимаем, что Восток имеет серьезнейшее отличие от Галичины, мы не навязываем Галичине наш образ жизни, но мы никогда не позволим Галичине учить нас, как нужно жить!» И переворот остановился. По крайней мере, до тех пор, пока Кучма не капитулировал.
 
Сейчас, когда оранжевые мародеры больше не при власти, мы помним, кто не побоялся бросить им вызов. «Для меня, как и для многих людей, которые знали Евгения Петровича, он остаётся живым человеком, которого мы помним, незримо он с нами присутствует… Сегодня мы, его друзья, товарищи, соратники, конечно же, видим в нём человека, который сделал гораздо больше, чем многие до него и после него», — сказал Михаил Добкин, экс-мэр, нынешний харьковский губернатор и соратник Евгения Петровича в самые трудные дни.
 
Мы помним Евгения Кушнарева и знаем, что он с нами.

Оставить комментарий Комментариев: 6
Игнат | 29.01.2011

Что это за Гоша?
Что за бред он несет неадекватный?

Статья - чудесная.
"Сессию предателей", Харьковского облсовета, - помним хорошо. Как и персон, в ней участвовавших.
Предателя Шумилкина - тоже. Но он сегодня нашел в себе силы прийти на вечер памяти Кушнарева в Оперный театр. Это, пожалуй, мужественно.

Пусть все помнят и это: от Харькова до Киева –– 480 километров, а до границы с Россией –– 40!

Скиф | 29.01.2011

Автору:

О достойном человеке надо писать достойно, избегая по возможности литературщины.

оукраинец-сиб. | 29.01.2011

Из статьи:
Сам Е. П. Кушнарев так оценил свое место в галерее руководителей города: «Я думаю, что все мое семилетнее пребывание на посту мэра — это борьба за демократические идеалы и за интересы города, независимо от того, на каком уровне их приходилось отстаивать. Я считаю, что мэр, избранный народом, должен идти в бой за интересы своих избирателей».

=============================

"Демократические идеалы", "интересы города" - оно, конечно, само по себе не плохо, но это не есть традиционные для православной Руси идеалы.

А были ли для Кушнарёва идеалами вера православная и православная Русь-Россия?

SunMoon | 29.01.2011

Действительно, это был Человек с большой буквы. Сейчас таких очень мало..Или почти не осталось,увы.

Гоша | 28.01.2011

Я Харьковчанин. Родился и вырос в Харькове. Все происходило на моих глазах.
Как человека искренне жаль. Царствие ему небесное. Но как политик он шел в никуда.
О мертвых говорят либо хорошо либо не говорят вообще. Так вот сказать мне нечего.
А автору скажу, что топтаться на его памяти и устраивать демонстрацию своей тупости не нужно. Не трогайте вы ни северодонецк, ни оранжевых. Вы трусливый демагог. Такие как вы всегда умные потом.

Прохожий | 28.01.2011

А в Бога он верил? Обычно,это главное. Если верил,то земля ему пухом.

Другие статьи раздела: