Поиск по сайту:

ПУТИ ПОЛИТИКОВ / ШЛЯХИ ПОЛIТИКIВ

Политики «второго эшелона»: поиски путей политического выживания

Виктор КОСТЕНКО 12.09.2011 01:11

Традиционно осенью начался новый политический сезон на Украине, когда основные игроки пришли в движение и начали оценку своих ближайших и отдаленных (2015 год) перспектив. И если в стане оппозиции до окончания дела Юлии Тимошенко сложно что-то прогнозировать (в смысле возможных альянсов), то партия власти начинает активно инициировать политический интеграционный процесс.

16 августа было объявлено о начале слияния Партии регионов и «Сильной Украины» С.Тигипко. Официальная версия слияния – «с целью консолидации усилий при проведении на Украине реформ» (1). Этот процесс будет растянут на 2 месяца: сначала будет создана рабочая группа по подготовке к объединению, потом состоятся съезды партий, после чего состоится объединенный съезд двух партий.
 
Логично предположить, что этот процесс связан с необходимостью дать время определиться низовым структурам, как вести себя в данной ситуации, а также ближайшим соратникам Сергея Тигипко для оценки своих политических перспектив. При поверхностном взгляде не похоже, что у этого процесса могут возникнуть какие-либо серьезные проблемы. «Сильная Украина» изначально была полувиртуальной партией с одним явным лидером, который, мягко говоря, не очень представлял как и что в этой партии функционирует и из кого рекрутируются низовые ячейки. В такой ситуации объединение - вопрос больше формальный. Однако при ближайшем рассмотрении могут возникнуть весьма интересные комбинации (а уж тем более – за два месяца).
 
Например, А. Кужель (заместитель С. Тигипко по партии) уже сказала, что не собирается становиться частью Партии регионов: «На нацраде было принято решение о начале партийной дискуссии. И это правда. Для меня очень важно, как себя поведут облпарторганизации. Они должны сами принять решения» (2). Думается, что такой интерес к мнению низовых ячеек не случаен. Тигипко давно уже забросил партийную работу, а в прессу сообщения об успехах «Сильной Украины» не проникали. Можно предположить, что пока Сергей Леонидович боролся за Налоговый кодекс и за ограничение пенсий (при увеличении выслуги лет для их получения), партия активно перестраивалась под чутким руководством части ее лидеров. Вполне возможно, что Тигипко может ждать неприятный сюрприз рейдерского захвата партии, если значительная часть парторганизаций проголосует против слияния с Партией регионов. Ведь если за время пребывания Тигипко у власти партийные ячейки из бутафории превратились во что-то реальное, то просто так сдать их Партии регионов может и не получиться. Зато на фоне продекларированного политического альянса верхов и недовольства низов может появиться новый лидер (та же Кужель), который и возглавит «Сильную Украину».
 
Открытым остается вопрос, зачем это объединение нужно Партии регионов и самому Тигипко. По всей видимости, предположения о том, что Партия регионов собирается подобным образом прирасти голосами тех, кто голосовал за Тигипко, далеки от истины. Электорат Тигипко это, скорее, уставшие от регионалов люди, которым казалось, что появилась альтернатива. Персонально преданного электората у Тигипко практически нет. Скорее всего, Партия регионов путем альянса с «Сильной Украиной» решает две задачи: окончательное устранение политической силы, способной забрать часть голосов электората на юго-востоке страны, и окончательный уход Тигипко с украинской политической арены как самостоятельного игрока.
 
Что от этого объединения получит С. Тигипко пока покрыто тайной. По предположению Н. Томенко, он получит гарантированное место в новом Кабинете министров (возможно, даже более высокое). Не исключен вариант премьерства Тигипко. Можно лишь предположить, что Тигипко даны были обещания и более отдаленной перспективы – президентских выборов.
 
Не секрет, что В. Янукович стремительно теряет поддержку электората, усиливается давление со стороны международных структур и главных мировых геополитических игроков, в том числе и России. В таких условиях вне зависимости от результатов парламентской кампании под угрозой может оказаться пост президента страны. Возможно, С. Тигипко должен стать запасным вариантом операции «Преемник» и судя по готовности «слить» свою партию гарантии им были получены весьма серьезные.
 
Сам же Сергей Леонидович о своих собственных политических перспективах после объединения с Партией регионов говорит следующее: «Если я буду конкурентоспособен, я приживусь в этой партии, возможно, буду ее лидером или в составе какой-то группы лидеров» (3)… Как говорится, «лиха беда начало».
 
Похоже, что и другие игроки «второго эшелона» начинают реально взвешивать свои шансы на попадание в парламент. Слова Н. Азарова о том, что объединение Партии регионов и «Сильной Украины» не просто бюрократический процесс, но открытая инициатива для всех желающих, не случайны.
 
Уже 17 августа на вопрос журналистов не готов ли Иван Балога присоединить свою партию «Единый Центр» к Партии регионов, он ответил достаточно обтекаемо: «...над этим можно поработать» (4). То есть вопрос лишь в цене такого объединения и гарантиях политического будущего для самого Балоги. Несмотря на его амбиции, касающиеся премьерского кресла, он, похоже, вполне готов обойтись и министерской должностью. В отличие от Тигипко, у Балоги есть предметный ресурс для торга – Закарпатье. Однако, видя как повела себя Партия регионов и ее функционеры в Крыму, где было полностью смещено местное руководство и заменено на представителей донецких, Балога как опытный стратег догадывается, что свое текущее преимущество нужно как можно более оперативно и качественно конвертировать в политическую поддержку со стороны крупнейшей партии.
 
Характеризуя начавшиеся процессы, один из украинских оппозиционеров экс-министр обороны А. Гриценко сказал, что на этом процесс укрупнения Партии регионов не закончится и уже в ближайшее время к этому процессу присоединится В. Литвин (5). По всей видимости, Гриценко не так уж далек от истины. У Владимира Михайловича Литвина времени для принятия окончательного решения остается все меньше. Свою должность Спикера парламента он удерживает исключительно благодаря практически неограниченной лояльности к Партии регионов. Шансы же на прохождение в парламент во главе своей партии «Народная партия» у него призрачны. Судя по тому медийному затишью, в которое погрузился сам Литвин и его однопартийцы, уже сейчас идут напряженные переговоры между ними и потенциальными союзниками. А чтобы в переговорный процесс не вмешались случайные факторы (или неаккуратно сказанные на публике слова), договаривающиеся стороны от комментариев пока воздерживаются.
 
Если бы у В. Литвина был надежный спонсор, не зависящий от текущей политической конъюнктуры, то теоретически он мог бы себе позволить поучаствовать в ближайших выборах и проиграть их, зато на следующих уже ни у кого не возникло бы сомнений в том, самостоятельная ли он политическая фигура или нет. Однако не похоже, что Литвин готов в ближайшее время расставаться со своей должностью (равно как и его родной брат со своей). Таким образом, если торг и идет, то лишь об общем формате вливания «Народной партии» Литвина в Партию регионов, но не о каких-либо особых условиях.
 
Пока сложно предполагать, где окажутся две главные левые партии – КПУ и СПУ. Уже высказывалось предположение, что Партия регионов готовится полностью исключить КПУ из состава будущего парламента. СПУ и так уже имела перерыв парламентской деятельности, который потратила совершенно впустую – ее работу не было видно, никаких серьезных инициатив от нее не исходило. Единственный раз о партии заговорили средства массовой информации лишь по поводу небольшой интриги с выбором нового руководителя (впрочем, закончившейся, как обычно, переизбранием А. Мороза).
 
И если КПУ имеющая людей на ресурсных потоках и отчаянно сражающаяся за их сохранение теоретически располагает «запасом прочности» на одну внепарламентскую каденцию, то перспективы СПУ крайне туманны (особенно после недавнего исключения из Социнтерна). Вполне возможен вариант, при котором СПУ придется думать о полном слиянии с одной из сил – КПУ или… Партией регионов. Как ни удивительно, но вариант вхождения СПУ в Партию регионов представляется более вероятным, чем такое же слияние между СПУ и КПУ. В последнем случае неизбежно возникнет вопрос лидерства в объединенном левом движении, а при альянсе с регионалами никакой дискуссии по этому поводу быть не может. Тем более что у Соцпартии есть, что предложить Партии регионов – ее партийные ячейки действительно работают и наполнены реальными людьми. Другое дело, как на это может отреагировать избиратель. Но по большей части это проблема медийной поддержки данного процесса. Она вполне решаема открытием доступа А. Морозу на основные телеканалы (тот же «Интер»).
 
Открытой остается роль тех сил, которые долгое время были связаны с экс-президентом В. Ющенко. Похоже, что интеграция обломков команды бывшего президента и политической силы нынешнего успешно продвигается. Если во времена В. Ющенко его команда активно «обогащалась» кадрами из Партии регионов (та же Богатырева), то после недавнего получения новой должности одним из кумовьев В. Ющенко (Ю. Павленко в августе стал уполномоченным президента по правам ребенка) можно предположить, что курс на сращивание команд не изменился, было лишь временное торможение процесса. Все это еще может стать дополнительным фактором на ближайших парламентских выборах, а возможно – и президентских.
 
_____________________________________
(1) http://www.unian.net/ukr/news/news-451620.html
(2) http://www.facebook.com/profile.php?id=100001377174553&sk=wall
(3) http://www.ukrinform.ua/rus/order/?id=1086555&save=1
(4) http://www.unian.net/ukr/news/news-451794.html
(5) http://www.unian.net/ukr/news/news-451647.html

Оставить комментарий Комментариев: 0

Другие статьи раздела: