Поиск по сайту:

ПУТИ ПОЛИТИКОВ / ШЛЯХИ ПОЛIТИКIВ

Пока еще не поздно нам сделать остановку...

Виктор КОСТЕНКО 23.09.2011 12:01

24 сентября в Москве должна состояться встреча президентов Украины и России. Ни для кого не секрет, что главным вопросом переговоров должен стать газ. Не исключено, что эта встреча может стать решающей для сторон в поиске возможного компромисса при разрешении «газовой проблемы». Поскольку времени до начала зимнего отопительного сезона все меньше, а значит, и начало газового конфликта неумолимо приближается.

В преддверии переговоров Украина продолжает наращивать давление на российскую сторону, предлагая все новые, но от этого не менее странные, варианты решения проблемы или прямо угрожая российской стороне, пользуясь своим полумонопольным положением транзитного государства.
 
Среди последних инициатив – объявленное желание законсервировать ряд пропускных мощностей украинской газотранспортной системы ввиду «убытков»: «Мощности украинской ГТС - 150 млрд куб. м газа в год: три трубы по 50 млрд куб. м, а прокачивается около 80 млрд куб. м. Может, нам надо часть законсервировать, почему мы должны нести убытки», - заявил премьер-министр Украины Н. Азаров (1).
 
Альтернативой замораживанию называется получение гарантий украинской стороной как от России, так и ЕС относительно объемов прокачки российского газа. Вряд ли суть этой инициативы действительно вынудит Россию и, в первую очередь, ЕС подписать такой договор.
 
Скорее, это желание втянуть в конфликт европейцев, которые сейчас усиленно делают вид, что это их не касается. Латентная же угроза и необходимость определять свою позицию может превратить ЕС из аккуратно-отстраненного наблюдателя за газовым спором в активного участника. Киев кровно заинтересован в подобном изменении формата – пересматривать газовые соглашения без участия (причем участия активного) Европы практически невозможно.
 
На это же втягивание нацелена и вновь появившаяся идея о трехстороннем консорциуме по эксплуатации украинской ГТС. Киев предлагает создать консорциум в пропорциях по 33% Москве и Брюсселю и 34% - Киеву. В обмен на это Москва должна согласиться на установлении базовой цены в размере примерно 170 долл. Совершенно очевидно, что подобное предложение вряд ли можно считать приемлемым для России. Как справедливо отметили российские специалисты, официальный Киев предлагает практически «кота в мешке» в обмен на реальность. Ведь предполагается, что цена на газ должна будет измениться сразу же после образования консорциума, в то время как инвесторов для модернизации украинской ГТС еще только предстоит найти. И не факт, что они будут вообще, ввиду приближающейся второй волны экономического кризиса и занятости потенциальных инвесторов в трех других крупных проектах – Набукко, Северный и Южный потоки. В случае же неудачи с поиском инвесторов Украина всегда может сказать, что неэффективность консорциума к ней не имеет никакого отношения, но цену на газ мы уже закрепили. Впрочем, вряд ли для России может быть интересен формат получения 33% в подобном объединении. Совершенно очевидно, что при 34% Киева и 33% Брюсселя именно они будут в полном объеме руководить всеми процессами, тем более что Брюсселю значительно легче найти рычаги влияния на Украину (а соответственно, и вынудить к определенной модели поведения), чем на Россию.
 
Надо сказать, что Киев затеял игру с очень высокими ставками, причем во многом – на грани фола. Откинув мишуру невыполненных обещаний и стратегию «многовекторности» можно выделить лишь две доминантные задачи, в осуществлении которых заинтересован Киев – подписание соглашения с ЕС (причем полномасштабного) и изменение газовых соглашений. И надо сказать, что все происходящее ныне полностью укладывается именно в эту схему.
 
Совершенно очевидно, что попытка осудить Ю. Тимошенко не имеет прямого отношения к потенциальной конкуренции на внутриполитическом поле. Держа ее на воле с подпиской о невыезде, а также с помощью отлучения от средств массовой информации, политический рейтинг Юлии Владимировны можно было бы уменьшить куда как эффективнее, нежели затяжным судебным процессом. В значительной степени весь судебный процесс был ориентирован на внешнюю аудиторию.
 
В принципе, Киев пытается разыграть, как кажется властям предержащим, беспроигрышную партию. Якобы преследуемая цель (активно артикулируемая в информационное пространство) - посадить Ю. Тимошенко и скомпрометировать газовые соглашения, заключенные ею с Россией. Однако рискнем предположить, что цель как раз принципиально иная – поддерживать судебный процесс максимально долго, активно торгуясь как с ЕС, так и с Россией на предмет уступок.
 
Думается, что не случайно процесс был отложен до конца сентября. В Администрации президента Украины, видимо, посчитали, что оппоненты достаточно завелись и готовы к уступкам. Под освобождение Ю. Тимошенко (или декриминализацию статьи обвинения) из ЕС практически удалось выбить обещание подписания соглашения об ассоциации. Представляется, что когда три еврочиновника ставили свой «ультиматум» президенту Украины в Ялте, и он сам, и все его окружение ликовало. Выпустив Тимошенко на свободу, В. Янукович сможет продемонстрировать Западу, что он стал на путь демократизации своей политики.
 
Одновременно с этим угроза осуждения Ю. Тимошенко должна была стать рычагом давления на Россию, вынуждая ее корректировать уже существующие договоренности. То, что Кремль не пошел на это, хотя и явно забеспокоился относительно такой возможности, обусловило дальнейшую эскалацию напряженности. Инициаторы комбинации в Киеве просто не предполагали, что Россия не будет вести себя так, как ими задумывалось (например, как повели себя европейцы) и что вопрос перезаключения контракта может превратиться в большую проблему. Скорее всего, идея пойти в Стокгольмский суд была экспромтом, который стал поводом для продуцирования целой серии дальнейших резких заявлений обеих сторон. Киев сейчас уже не может просто так пойти на попятную в газовом вопросе – много было сказано и много обещано. Основная надежда на то, что Россию удастся убедить в досудебном урегулировании вопроса. Причем решать проблему нужно оперативно, ибо время начинает играть против украинской стороны. Операция, которая задумывалась как блицкриг, начинает превращаться в позиционную борьбу с неясными перспективами. Жесткость позиции России делает эту ситуацию еще более сложной: заявление вице-спикера Госдумы РФ президента Российского газового общества В. Язева о том, что Россия не готова ни на шаг отступать и тем более пересматривать положения договоров, было малоприятным для украинского руководства (2).
 
Становится все более заметно, что большая часть вновь появляющихся предложений и действий (вроде экстренного визита в Туркменистан) руководителей Украины, скорее, носит характер поспешных действий, рассчитанных на то, чтобы проверить партнера на устойчивость. Косвенно преследуется и вторая цель – обилием предложенных вариантов (некоторые из которых, вроде консорциума, «на слух» звучат вполне трезво и взвешенно) показать европейским партнерам, что Украина со своей стороны сделала все, чтобы не допустить противостояния (которое сама же и инициировала). Это должно стать впоследствии (если все же дело дойдет до судебных баталий) теми аргументами, которые позволят переложить вину за конфликт на Россию.
 
Также скрытым смыслом этих сообщений является давление на Европу путем повышения градуса напряженности по такому чувствительному для нее вопросу, как энергоресурсы. В Европе до сих пор вспоминают «холодную зиму 2009-го», и хотя ЕС сделал все возможное для предотвращения подобного сценария, испуг явно остался. Тем более не случайным является заявление, что Украина накопила в хранилищах достаточные запасы газа для обеспечения себя в осенне-зимний период (то есть самое ближайшее время). В Старом Свете отреагировали на начало конфликта именно так, как и следовало ожидать. Начиная с лета, Европа опережающими темпами стала закупать газ и заполнять им свои хранилища, опасаясь возможного российско-украинского газового противостояния (3).
 
Таким образом, Киеву удалось в достаточной мере запугать Брюссель и убедить его в серьезности своих намерений в отношении газовых договоренностей. Более того, уже сейчас официальный Киев сумел из в общем-то не принципиального для него дела Ю. Тимошенко выжать на европейском направлении возможный максимум – обещание подписать Ассоциацию без купюр и изъятий в случае прекращения преследования неистовой оппозиционерки. И лишь российская сторона раздражает стратегов с Банковой своей неуступчивостью. Ведь эскалация «газового конфликта» может обернуться для Киева серьезными проблемами, которые сведут на нет и результаты первых побед.
 
(1) http://www.newsru.com/finance/20sep2011/azarov.html
(2) http://www.pravda.com.ua/news/2011/09/21/6603592/
(3) http://svpressa.ru/society/article/47420/
 

Оставить комментарий Комментариев: 3
Историк | 23.09.2011

Одесситу
Вопрос газа - это только вопрос презренных денег. Как можно в денежном вопросе предать?

Одессит | 23.09.2011

Полищук, ведь всем же очевидно что шантаж, ультиматумы и полное нежелание идти на компромисс демонстрирует в первую очередь именно Украина. Да и не надо России с вами сближаться - все равно предадите при первой же возможности.

поліщук | 23.09.2011

Россия просчиталась, действуя своими привычными методами: шантаж и насилие. "Никаких уступок - только выполнение наших ультиматумов"- такое отношение к "братской" Украине не оставляет никаких шансов на сближение стран.

Другие статьи раздела: