Роковая тень Павла Лазаренко

29.11.2011

Имя «невинного узника» американской Фемиды Павла Лазаренко время от времени наводит ужас на украинских политиков. Дела лихих девяностых, замешанные на деньгах и крови, вновь извлекают из архивов, им придают актуальный блеск, способный омрачить судьбы избранных.

Офшор преткновения

Тень Павла Ивановича может стать злым роком для доморощенной узницы Юлии Тимошенко. Похоже, оппоненты опальной «газовой принцессы» решили лишить ее всяких шансов на пристойное будущее. Роль вершителя судьбы Юлии Владимировны взял на себя заместитель Генерального прокурора Ренат Кузьмин.

Не буду пересказывать в деталях прокурорские подозрения. Тем более что многое из обнародованного Ренатом Равилевичем требует тщательной проверки и дополнительных доказательств. Вкратце фабула такова.

Юлия Тимошенко является учредителем офшорной компании «Сомоли энтерпрайсез лимитед». Со счетов компании через кредитную карточку, оформленную на Юлию Владимировну, оплачивались покупки шуб и драгоценностей, представительские расходы на сумму свыше миллиона долларов. По факту незаконного получения прибыли без уплаты налогов против Юлии Владимировны было возбуждено уголовное дело, 13 февраля 2001 она была арестована. К упомянутому обвинению добавились взятки Павлу Лазаренко на 80 миллионов долларов. В Лукьяновском СИЗО в 242 камере она провела 42 дня, но 27 марта была освобождена Печерским судом, дав подписку о невыезде, и помещена в больницу. Там Ю. Тимошенко опять арестовали и вновь освободили. Решение принимал глава Печерского суда Николай Замковенко. Сегодня в отношении Н. Замковенко ведутся следственные действия.

Со счетов той же «Сомоли энтерпрайсез лимитед» в 1996 году почти 3 миллиона долларов поступили на счета киллеров, совершивших покушение на донецкого бизнесмена и народного депутата Евгения Щербаня. По словам Рената Кузьмина, эта информация доказана как платежными документами, так и показаниями свидетелей.

Остается установить, имеет ли прямое отношение к этим операциям Юлия Тимошенко или ее кто-то использовал втемную. Скажем, могущественный по тем временам Павел Лазаренко.

Расстрел в донецком аэропорту

Дело об убийстве депутата Щербаня – одна из самых темных и загадочных страниц украинской политики. За несколько дней до гибели он сказал своему помощнику: «Если когда-нибудь меня убьют, то это будет чисто политическое убийство».

3 ноября 1996 года Евгений Щербань с женой и сыном летели в Донецк из Москвы, где они были гостями на серебряной свадьбе Иосифа Кобзона. В Донецке их ожидал только водитель. Едва самолет приземлился и пассажиры сошли с трапа, по ним был открыт шквальный огонь из автомата. Первым под пулями оказался Евгений Александрович. Бросившаяся к киллеру жена Надежда тут же была сражена автоматной очередью. Под пули попали авиатехник А. Гапчич, бортмеханик В. Шеин и таможенник А. Радченко. Чудом остался жив сын депутата Руслан.

Об этом резонансном преступлении написано много. В принципе оно было раскрыто, однако большинство убийц избежали наказания, поскольку оказались… на том свете. Все они входили в банду Кушнира. Следствию удалось до мелочей восстановить картину расстрела семьи Щербаней. Но главный вопрос – кто заказчик? – так и остался невыясненным. Киллеры просто не знали настоящего мотива покушения и полагали, что речь идет об обычной для тех времен криминальной разборке.

Мотивы того давнего преступления остаются невыясненными по сей день. Известны лишь версии, одну из которых на днях озвучил Ренат Кузьмин. Согласно его предположению, заинтересованным лицом в совершении этого преступления был Павел Лазаренко, причастной к нему могла быть и Юлия Тимошенко, в те годы руководившая корпорацией «Единые энергетические системы Украины», занимавшей монопольное положение на газовом рынке страны.

C панамским паспортом

Впрочем, возможная причастность Павла Лазаренко к покушению на Евгения Щербаня – лишь эпизод в богатой биографии некогда всесильного премьер-министра.

К власти председатель одного из самых успешных днепропетровских колхозов шагал твердой походкой. Вне зависимости от смены государственного устройства. Он безжалостно расчищал себе дорогу к вершинам власти, сметая любые препятствия на своем пути. Президент Леонид Кравчук сделал его губернатором Днепропетровской области. Президент Леонид Кучма назначил премьер-министром.

Но вкус власти не знает границ. За два года до президентских выборов Павел Иванович стал присматриваться к высшей государственной должности в стране. Этого не мог позволить Леонид Данилович и отправил Павла Лазаренко в отставку со смешной формулировкой «по состоянию здоровья». Очень скоро отставник доказал, что со здоровьем у него все в порядке. Используя нажитые «трудами праведными» средства, он в течение нескольких месяцев сколотил партию «Громада», которая на выборах 1998 года привела его в парламент.

Павел Иванович бросил вызов президенту Л. Кучме и на фоне нарастающей нелюбви к действующей власти вполне мог рассчитывать взять главный офис на Банковой. Леониду Кучме не оставалось другого выхода, как подключить весь административный ресурс. В 1999 году против П. Лазаренко было возбуждено уголовное дело. Определенная работа была проведена среди депутатского корпуса, парламент дал согласие на лишение Павла Ивановича неприкосновенности.

Его могли взять под стражу прямо в здании парламента, однако Леонид Кучма сжалился и позволил потенциальному узнику покинуть страну. Так Павел Лазаренко оказался в Нью-Йорке, пытаясь с панамским паспортом попасть на заранее приобретенное ранчо. Он мог там отсидеться некоторое время и даже заняться выращиванием маиса, благо агрономическим знаниям был обучен еще в советские времена. Но мечты несостоявшегося ковбоя разрушили американские службы безопасности, не захотевшие признать в обличии мощного славянина с широкой улыбкой черты гражданина латиноамериканской Панамы. Его взяли и посадили. Несмотря на попытку П. Лазаренко попросить американского убежища как «жертва украинского тоталитаризма».

«Калифорнийский узник»

Американская тюрьма для Павла Ивановича стала не самой мрачной из возможных перспектив. Что могло ожидать его на родине, станет известно позже.

Отбывать наказание украинскому узнику пришлось в заведении «легкого режима» в городе Дублин, что в Калифорнии. Адвокаты, на которых Павел Иванович денег не жалел, добились максимальных успехов. Поначалу Лазаренко выдвигали обвинения по 31 пункту, ему грозило тюремное заключение общим сроком в 370 лет. В итоге большинство пунктов обвинения были сняты в процессе следствия, прокурор запросил 18 лет тюрьмы и штраф в пользу американского государства в размере 66 миллионов долларов. Суд, состоявшийся в августе 2006 года скостил меру наказания до 9 лет и 10 миллионов долларов.

Американская фемида сменила гнев на милость, значительную часть срока Лазаренко разрешили находиться под домашним арестом. Условия содержания вип-заключенного были весьма вольготные. Единственным неудобством был браслет на запястье. Павел Иванович ни в чем себе не отказывал, даже вторично женился. Его молодой избранницей стала переводчица и дочь соратника по прежней жизни и внучка известного ученого-агрария Валентина Цикова Оксана.

Оксана Цикова родила Павлу Ивановичу двух сыновей, Ивана и Антона, а также добилась переоформления на свое имя нескольких объектов коммерческой недвижимости в Днепропетровске. Недавно Оксана приезжала в Украину и была настроена весьма решительно.

В борьбу за наследство включилась также первая супруга «калифорнийского узника» Тамара, на стороне которой выступают бывшие соратники Лазаренко. Среди них особо заметна фигура суперрейдера Геннадия Корбана, замешанного в большинстве скандалов с днепропетровской недвижимостью. Специалисты не исключают, что имущество Павла Ивановича в Украине уже поделено и его малолетним наследникам надеяться не на что.

Расплата

В Калифорнии Лазаренко настиг еще один мощный удар: не единожды жестоко расправившийся со своими соперниками, он ощутил на себе настоящую силу предательства.

Вместе с Павлом Ивановичем под прицел американского правосудия попал его лучший друг и соратник Петр Кириченко. Он числился советником премьер-министра и выполнял его особые поручения, которые в соответствии с американским законодательством были признаны отмыванием денежных средств. Петр Николаевич принял условия сотрудничества с американским правосудием и попал под программу защиты свидетелей. Он попросился в одну камеру с Павлом Ивановичем, вместе обсуждали тактику защиты и лишь потом Лазаренко стало известно, что условием свободы для Кириченко была сдача с потрохами своего патрона.

Позднее П. Лазаренко баллотировался в областные депутаты и даже пытался в 2006 году зарегистрироваться кандидатом в депутаты Верховной Рады, однако в таком праве ему было отказано. Говорят, не без участия окружения Юлии Тимошенко.

Следующий удар по бывшему патрону был нанесен накануне последних президентских выборов. Когда адвокаты Павла Ивановича заявили о возможном досрочном освобождении его из заключения, а сам узник пообещал очень скоро вернуться на родину и рассказать «все обо всех», американские спецслужбы заметили неладное и предупредили Лазаренко об угрозе его жизни. И тогда он принял беспрецедентное решение: попросил изменить домашний арест и семейный уют на арестантскую камеру!

В последнее время Павел Иванович вновь воспрянул духом и раздает интервью о скором возвращении на родину. По последним сведениям, это может случиться уже в начале следующего года. Его ждут престарелые родители в родной деревне Карповка под Кривым Рогом. Иван Трифонович и Дарья Яковлевна отнюдь не шикуют, миллионы их сына обошли отцовский дом стороной.

В Украине его ждут многие. Но еще больше его возвращения боятся. Он ведь может развеять многие мифы, опутавшие украинскую политику. Он ведь может рассказать правду о лихих девяностых, которая сегодня многим может испортить вольготную жизнь, приоткрыть занавес, скрывающий таинственные убийства и беспрецедентные финансовые аферы.

Скорее всего, Павел Иванович останется символом национального беспредела, на него будут повешены все громкие преступления тех лет, взамен ему позволят доживать свой век на калифорнийском ранчо с десятками спален, псарнями и вертолетными площадками и в объятиях молодой жены.

Хотя последнее не гарантировано даже прокурором Ренатом Кузьминым.