Над Кучмой сгущаются тучи

06.12.2011

Леонид Кучма заявил о намерении возвратиться в большую политику. Впрочем, этот шаг может оказаться для него единственным шансом сохранить свою репутацию в обществе и не разделить печальную судьбу Юлии Тимошенко. 

«Красный директор» на сине-желтом фоне
 
После ухода с Банковой холодной зимой 2005-го Леонид Данилович принципиально отказался от публичной деятельности, сосредоточив все внимание на благотворительности. Лишь изредка настойчивые журналисты извлекали из уст задумчивого экс-гаранта пару-другую фраз на злобу дня. Какое-то время он откровенно злорадствовал по поводу неуклюжих действий своих оппонентов, особенно в трудные для них времена: хотели, мол, «Украину без Кучмы» - наслаждайтесь!
 
Иногда период «оголтелого кучмизма» действительно представлялся «золотым веком». Надо отдать должное второму президенту - при нем, по сути, состоялось становление государства, был заторможен запущенный с развалом Союза механизм дезинтеграции страны, обуздана инфляция, исчисляемая десятками тысяч процентов годовых, налажено производство, появилась надежда в глазах людей. Эксперты, пусть и с оглядкой, упоминали Украину в числе новых «экономических тигров», удивляясь росту внутреннего валового продукта в 2004-м году более чем на 12 процентов.
 
Леонид Данилович не был украинским Дэн Сяопином. До конца своего пребывания в президентском офисе на Банковой не уставал задавать вопрос: «Скажите, какую Украину строить, и я построю!» Он так и не получил ответа на этот вопрос и плыл по течению, заботясь лишь об одном: как удержаться на плаву. При нем была осуществлена ваучерная приватизация, эту идею он перенял у России. В результате собственностью овладели наиболее приближенные к власти люди, включая ближайших родственников самого президента: зять Кучмы Виктор Пинчук стал одним из самых богатых людей в стране.
 
В конце второго срока президентства Леонида Даниловича передел собственности освящался даже парламентом. Чего стоит, например, решение Верховной Рады о продаже знаменитой «Криворожстали» тому же Пинчуку за каких-то 500 миллионов долларов. Несколько лет спустя Юлия Тимошенко перепродала это предприятие в пять раз дороже!
 
 Не сумел Кучма разобраться во внешней политике. Плоть от плоти «красный директор», он понимал, что разрушать экономические связи с Россией и другими странами бывшего Союза – путь в никуда. Но сам же способствовал этому разрушению, пытаясь заручиться лояльностью внутренней оппозиции и продемонстрировать «европейский выбор народа». Народ, конечно, никакого отношения к этому выбору не имел, но и не возражал гордо именоваться европейским.
 
До последнего дня прошлого века балансировать между Европой и Россией Кучме было несложно. Он мог пригласить в гости Бориса Ельцина, ночь провести с ним за дружеской беседой, а на утро услышать от уважаемого гостя на все телекамеры мира: «Встанешь утром, обязательно подумай над тем, что ты сделал для Украины». С преемником Ельцина Владимиром Путиным такие номера уже не проходили, но заданная многовекторность внешней политики оказалась достаточно живучей. 
 
Неблагодарная миссия майора
  
Кучма первым привел в страну политтехнологов. Баллотируясь на второй президентский срок, с их помощью он создал для себя удобного конкурента в лице коммуниста Петра Симоненко, успешно переиграл его на выборах и даже поверил в собственную непобедимость. Эта вера сыграла с ним злую шутку. Недруги, внутренние и внешние, оказались коварными и непредсказуемыми.
 
Неприятности начались уже осенью 2000 года. После загадочного убийства журналиста Георгия Гонгадзе были опубликованы скандальные пленки майора Николая Мельниченко. Оппозиционные средства массовой информации, а вслед за ними и весь мир, увидели в Леониде Даниловиче прямого заказчика этого преступления. Это сейчас, когда время немного приглушило эмоции, заказной представляется хорошо организованная попытка дискредитации Кучмы, а все дело – шитым белыми нитками. Тогда же над экс-президентом нависла серьезная угроза со всех сторон. Сегодня можно лишь удивляться, как он все это выдержал.
 
Вчерашние попутчики Кучмы из лагеря национал-демократов, еще недавно вместе с ним праздновавшие победу над коммунистами на президентских выборах, решительно отмежевались от «президента-тирана». По стране прокатилась череда массовых протестных акций под лозунгом «Украина без Кучмы». Именно тогда впервые возник вопрос о финансировании уличных движений, однако организаторы «протестов» беспардонно списывали все на «живую инициативу сознательных масс».
 
Вслед за улицей против Кучмы выступила «общественность демократического мира». В «пленках Мельниченко» отыскали зенитные комплексы «Кольчуга», которые якобы по указке Банковой продавались иракскому диктатору Саддаму Хусейну, а ведь он, аспид, мог использовать это оружие против американских бомбардировщиков, мирно сбрасывающих бомбы на иракские города.
 
Сейчас, когда никаких «Кольчуг» в Ираке не обнаружено, как и намеков на ядерное оружие, которое якобы стало поводом натовской оккупации страны, это обвинение против Кучмы выглядит просто смешно. А тогда он стал нерукопожатным для лидеров ведущих государств. Однажды на серьезном международном саммите впервые в истории послевоенной дипломатии президентов рассадили не за английским, как обычно, а за французским алфавитом, чтобы Кучма не оказался рядом с представителем какой-либо «демократической страны».
 
Гарантии оранжевой «революции»
 
К президентской кампании 2004-го года Леонид Данилович пришел в подавленном состоянии. Он больше никому не верил. Он стоял перед неизвестностью завтрашнего дня: лишившись президентской должности, он лишался личной неприкосновенности. Верить в великодушие украинских политиков у него не было никаких оснований.
 
По одной из версий, озвученной в документальном фильме Евгения Киселева «Майдан», премьера которого состоялась недавно на телеканале «Интер», Леонид Кучма не был в восторге от своего преемника Виктора Януковича. Он рассчитывал якобы на то, что на волне народного гнева удастся сорвать выборы или объявить голосование недействительным, таким образом, продлив свое пребывание у власти на неопределенное время.
 
Насколько эта версия состоятельна, судить не буду, однако даже невооруженным взглядом было заметно, что особых симпатий между Леонидом Даниловичем и Виктором Федоровичем не существовало. В разгар «оранжевой революции», когда вся полнота власти находилась в руках Кучмы, от него зависело многое. Надо сказать, что в переговорном процессе, куда были вовлечены представители ведущих европейских государств, с украинской стороны именно он играл решающую роль.
 
Для себя Леонид Данилович выторговал определенные гарантии неприкосновенности, дав согласие на проведение третьего тура президентских выборов. Все понимали, что победа Виктора Ющенко была предопределена. Виктору Януковичу ничего не оставалось, как смириться с предстоящим поражением и затаить обиду на своего предшественника.
 
Пять лет Кучму никто не трогал. Гарантии, полученные в присутствии лидеров европейских государств, неукоснительно соблюдались. Но в феврале 2010 года Виктор Янукович взял реванш за поражение и триумфально пришел на Банковую. Он ведь Кучме никаких гарантий не давал! В марте 2011 года Генеральная прокуратура достала из архива подзабытые «пленки Мельниченко» и возбудила уголовное дело… в отношении второго президента Украины Леонида Кучмы.
 
 
Шанс униженного политика
 
Политическая окраска расследования видна невооруженным глазом. Вбрасывание информации в газеты зависит от степени накала политических страстей в обществе. В марте 2011-го, когда возбуждалось дело против Л. Кучмы, впервые за последние годы на улицы вышли педагоги. Они требовали повышения минимальных должностных окладов и обеспечения всех работников сферы образования 20-процентной надбавкой за престижность труда. Акции педагогов у Кабинета министров предшествовали массовые митинги, состоявшиеся накануне в ряде областных центров Украины.
 
Дело Кучмы вновь замелькало в прессе в последние дни, когда уличные страсти накалились до предела. Объявленный в розыск Николай Мельниченко намеревался передать документы, касающиеся «преступлений Кучмы» лично Виктору Януковичу во время его визита в Израиль. В Киеве появился оскорбленный 10 лет назад экс-депутат Александр Ельяшкевич, обвинивший Кучму в антисемитизме.
 
С Леонида Кучмы взяли унизительную подписку о невыезде, разрешив после нескольких ходатайств 9 мая посетить могилу  отца, погибшего в годы Великой отечественной войны под Великим Новгородом. Лето для Кучмы прошло спокойно, ему лишь время от времени напоминали о нелегкой судьбе гаранта. То Анна Герман посочувствует, то сам Виктор Янукович не позавидует. Даже в далеком Сингапуре весной этого года Виктор Федорович пожелал Леониду Даниловичу хороших снов: «Ему, как говорят, не позавидуешь, но надо завершать, в конце концов, когда-то. И хватит спать на снотворных таблетках: надо когда-то жить». Правда, не уточнил, где жить и в качестве кого. Лишь намекнул, что «в данном случае ответ может дать лишь суд».
 
К банальному выводу о том, что надо жить, судя по всему, пришел и сам Леонид Кучма. Он понял, что его шанс – в большой политике. Еще весной он и мысли не допускал об «этом грязном деле». Но на днях прозрачно намекнул, что в связи с возвращением Украины к мажоритарной системе выборов по некоторым избирательным округам его шансы неплохие.
 
Вот только вопрос: до начала избирательной кампании еще уйма времени, а срок, отведенный Кучме на ознакомление с уголовным делом, истекает к Рождеству. Да и суд в нашем государстве, как известно, справедлив, но результаты его непредсказуемы…