Поиск по сайту:

ВНЕШНИЙ МИР / ЗОВНIШНIЙ СВIТ

Многовекторные муки «цивилизационного выбора» Украины

Александр САВЧЕНКО 22.07.2010 01:12

Выступление президента России Дмитрия Медведева на совещании в российском МИДе, из которого следует, что первым в ряду внешнеполитических приоритетов РФ будет развитие связей с Европейским союзом, а не с СНГ, вызвало неоднозначную реакцию украинских политиков вплоть до того, что коммунисты якобы назвали это «ошибкой и предательством» (1). Новая расстановка акцентов в российской внешней политике смутила и тех, кто видел Украину только в ЕС и НАТО и потому последние двадцать лет обвинял Москву в проведении ею имперской политики в отношении соседей по СНГ. Смутила настолько, что внятных комментариев с их стороны даже не последовало. Видимо, размышляют, что же теперь делать с «цивилизационным выбором» Украины.

Но действительно ли Украина стоит перед необходимостью «цивилизационного выбора»? Или нам навязывают эту якобы необходимость?
 
Что мы подразумеваем под словом «цивилизация»?
 
Словари определяют термин «цивилизация» как «совокупность материальных и духовных достижений общества» (2) или как «совокупность всех форм и видов материального выражения культурной … деятельности человека и общества» (3).
 
В философских трактатах пространно обсуждается разница в подходах к этому вопросу французских просветителей, Канта, Шпенглера или Тойнби, которые на протяжении веков вели заочный спор о том, чего больше в понятии «цивилизация» – науки и техники или же социальной экономики, политической культуры, религиозных доктрин, этических и эстетических принципов. Но что бы там ни перевешивало, можно с уверенностью сказать: все восточные славяне – белорусы, русские, украинцы - являются неотъемлемой частью христианской европейской культуры. И даже если украинские ура-патриоты найдут свои этнические корни в Древнем Шумере или докажут, что Будда был скифом по происхождению (4), мы вряд ли будем восприниматься как родственники народами буддийского, индуистского, конфуцианского или исламского Востока.
 
В угоду политическим интересам можно, конечно, дробить европейцев и на более мелкие сегменты, противопоставляя, скажем, «католическую цивилизацию» «православной». Но с таким же успехом можно дойти и до цивилизации «ранней Жмеринки» или «позднего Бердичева». Если же не отрываться от здравого смысла, то существенных «цивилизационных» отличий между народами Европы и русскоязычной части Азии, думаю, нет.
 
Поэтому, говоря о «цивилизационном выборе», мы с первых дней независимости Украины имеем в виду не это, не схожесть «совокупности материальных и духовных достижений общества» с восточными и западными ближними и дальними соседями. Для большинства из нас «цивилизационный выбор» – это, прежде всего, предпочтительный вектор внешней политики Украины: в какие экономические и военно-политические союзы вступать или не вступать, с кем брататься, а с кем – ну, если не ругаться, так держаться подальше. При этом подразумевается пребывание Украины в точке равновесия на линии противостояния между Европой и Россией, ЕС и ЕЭП.
 
Но существует ли это противостояние в действительности? Или за «противостояние» мы принимаем пока еще существующую взаимную настороженность Европы и России по отношению друг к другу?
 
Война – войной, а газ - по расписанию
 
Как бы в годы «холодной войны» политики ни сотрясали воздух взаимными угрозами и обвинениями, а советские нефть и газ непрерывно перекачивались с востока на запад и железные дороги с трудом справлялись с поставками продукции в обоих направлениях. Миром правят не слова, а интересы, и когда они есть – страны тяготеют друг к другу даже без объяснений в любви и преданности. Осознание долгосрочных общих интересов, в свою очередь, формирует и взаимное доверие.
 
В подтверждение этого тезиса достаточно упомянуть, что вот уж скоро двадцать лет как Европа согласно кивает головой на просьбы из Киева защитить Украину от «российского империализма». Но при этом страны ЕС с гораздо большей готовностью присоединяются к газотранспортным проектам «Южный поток» и «Северный поток», которые – нет, не ограничат украинскую независимость, но поставят предел попыткам Украины играть на зависимости и России, и Европы от транзита энергоресурсов через украинскую территорию.
 
Не желают европейские державы из числа «старых» членов НАТО и присоединения Украины к Североатлантическому альянсу, что в нынешних условиях гарантированно привело бы к возведению нового «железного занавеса» между Европой и Россией. А вот если бы Россия и страны ЕС действительно противостояли друг другу, то возведение европейцами взамен Берлинской стены символической Стены хутора Михайловский было бы вполне естественной реакцией.
 
 
Если посмотреть на диаграммы экспорта и импорта украинских товаров в торговых отношениях с Россией, ЕС и США (5), а также диаграмму внешнеторгового оборота РФ в 2009 году (6), то нетрудно понять, в каких географических координатах лежат интересы Украины и России. 

 

Очевидным представляется, что формирование единого экономического и политического пространства, которое включает и Европу, и Украину, и Россию, было бы идеальным вариантом для всех. Поэтому выступление Дмитрия Медведева не должно беспокоить сторонников украинско-российского сближения, как и не должно радовать его противников. Россия и Украина теперь могут следовать одним, хотя и параллельным, курсом. Вопрос лишь в том, насколько Киев и Москва смогут не конкурировать, а взаимодействовать на этом направлении, а также насколько сильным будет сопротивление тех, кому интеграция пространства от Атлантики до Тихого океана сродни Апокалипсису.  

Чья палка в колесах общеевропейской интеграции?
 
В далеком 1991 году американский военный аналитик изложил в частной беседе совсем иную версию смысла существования НАТО, чем та, к которой мы привыкли в СССР, слушая «Голос Америки». По его словам, с середины пятидесятых годов прошлого столетия сказки о советской военной угрозе служили в основном прикрытием для усилий США не быть выдворенными с европейского континента своими союзниками за ненадобностью. «Понимаешь, - говорил он, - мы ведь тоже европейцы по происхождению и не хотим отрываться от своих корней. Но единственная структура, которая гарантированно связывает нас с Европой, это – НАТО. Ликвидация альянса и ”братание” Европы с СССР при всех их идеологических разногласиях, но общих экономических интересах обернется для США превращением в нечто наподобие Мексики, только с ядерным оружием и потерей статуса ведущего игрока на арене глобальной политики».
 
И действительно, когда послевоенная Европа посчитала, что взаимозависимость между экономиками европейских стран (т.е. будущий ЕС) будет более эффективным средством предотвращения новой войны на континенте, чем американское военное присутствие, Вашингтон отреагировал на это весьма сдержанно.
 
Еще больше в США забеспокоились, когда с наступлением хрущевской «оттепели» европейцы начали проявлять заинтересованность в развитии экономических связей с СССР. В декабре 1956 года под давлением американцев Североатлантическим союзом был принят в качестве руководства к действию так называемый «Доклад Совета Трех о невоенном сотрудничестве в НАТО». Авторы доклада предупреждали, что «Советы слишком часто обращаются к использованию экономических средств, рассчитанных на ослабление Западного альянса…» (7) и что «политическое сотрудничество и экономический конфликт несовместимы. Поэтому как в сфере экономики, так и политики должно быть искреннее желание среди членов [НАТО] работать вместе и консультироваться по вопросам, представляющим общий интерес, на основе признания взаимных интересов» (8).
 
Если принять во внимание весь спектр «невоенного сотрудничества в НАТО» (вплоть до вопросов культуры), то можно сказать, что речь тогда шла фактически о планах превращения Североатлантического альянса в конфедерацию, которая связала бы воедино Западную Европу и Северную Америку. Но, как показало дальнейшее развитие событий, Франция, Германия и некоторые другие западноевропейские государства с готовностью принимали экономическую и военную помощь США вплоть до развала СССР, однако отнюдь не хотели увековечить доминирование Вашингтона на европейском континенте. Поэтому после устранения причин для межгосударственных конфликтов на идеологической основе в конце ХХ столетия Европа и Россия начали стремительно сближаться, ведомые взаимными экономическими интересами.
 
Не единственным, но эффективным средством воспрепятствовать этому процессу для Вашингтона было возвращение к политике возведения барьеров между Европой и Россией теперь уже в виде пояса союзных США государств из числа «младоевропейцев» и мятущихся Украины и Молдовы. Иначе трудно объяснить, зачем потребовалась Организация за демократию и экономическое развитие (ОДЭР-ГУАМ), членами которой стали страны, вряд ли способные быть примером и подспорьем друг другу как в сфере экономического развития, так и демократического строительства.
 
Подключение к ГУАМ Польши и Литвы на уровне национальных координаторов и финансовая поддержка Вашингтоном деятельности Секретариата этой организации в Киеве лишь подчеркивает то обстоятельство, что определенные силы в США не оставили надежд на реализацию давних замыслов англосаксонской внешней политики, целью которой было окружение сначала Российской империи, затем – СССР, а теперь – России подконтрольными Вашингтону и Лондону странами и проведение с их территории деятельности, направленной на развал Российской Федерации по рекомендациям, изложенным Збигневом Бжезинским (якобы в интересах самой России, естественно) (9).
 
В этом ряду стоит и перенос на территорию Украины деятельности так называемой Русской радикальной оппозиции (РРО), съезд которой прошел в октябре 2009 года в Киеве буквально в ста шагах от входа в Секретариат президента Ющенко. Организаторы съезда (УНА-УНСО, представители «русских» националистических организаций и «политэмигрант» из России Петр Хомяков) обсудили «проблемы построения современных, цивилизованных национальных государств на пост-российском пространстве», поскольку считают, видите ли, необходимым «освобождение народов РФ от диктата Москвы» (10). Позже они заявили, что приступают к созданию Антиимперского национально-демократического фронта и что «предварительные переговоры об участии в съезде проведены с представителями Польши, Латвии, Эстонии, Грузии, ряда республик Северного Кавказа» (11).
 
Спустя полтора месяца Петр Хомяков уточнил некоторые детали механизма реализации программы «антиимперского фронта» следующим образом: «…через 6 лет США будут готовы к развалу РФ и могут этот процесс начать … А если к этому прибавится еще и негласная поддержка извне? …США за морем, а ненавидящие РФ идейно и иррационально, то есть наиболее сильно и бескомпромиссно, страны Балтии и та же Польша, вот они, рядом» (12).
 
Не знаю, обрадуются ли поляки и прибалты упоминанию своих стран в таком контексте, но уж очень это напоминает двадцатые годы прошлого века, в частности – деятельность на территории Польши «Русского политического комитета» во главе с Борисом Савинковым, боевые отряды которого совершали кровавые рейды по советской Белоруссии. Сейчас до рейдов вряд ли дойдет, но продолжение деятельности «Русской радикальной оппозиции» с территории Украины против России все же, мягко говоря, как-то не вяжется с курсом нового руководства страны на восстановление добрососедских отношений между нашими странами.
 
Не слишком ли много векторов у многовекторности?
 
С приходом в Белый дом администрации Барака Обамы, которая сменила заигравшихся в войны и подрывные акции республиканцев, ничего во взглядах американской политической элиты на роль Украины как потенциального кордона между Европой и Россией принципиально не изменилось. Да и не могло измениться. Потому что тенденция к экономическому партнерству, а в перспективе – к политическому и военному сотрудничеству ЕС с Россией и Украиной, никак не устроит США, какая бы из партий там ни «рулила». Пусть неофициально, через неправительственные фонды и организации, но Вашингтон будет стараться вернуть Киев в зону своего влияния. И не зря бывший посол США в Украине Стивен Пайфер убеждает американское экспертное сообщество и Белый дом в том, что Украина для США еще не потеряна (13). Знает, что говорит.
 
Потому что и внешнеполитический советник президента Виктора Януковича, давний сторонник интеграции Украины в НАТО Андрей Фиалко столь же эмоционально на конференции в американском Институте Брукингса цитирует призыв своего патрона к Обаме сохранять отношения стратегического партнерства между двумя странами «при любых обстоятельствах» (14) …
 
То есть, надо понимать, не обращая особо внимания на формальный отказ Украины от курса на вступление в НАТО.
 
Виктор Янукович провозгласил приоритетом внешней политики Украины реализацию, прежде всего, экономических интересов державы. Но если припомнить ничтожную долю США во внешнеторговом балансе Украины, то что же еще, кроме экономики, является основой «стратегического партнерства» Киева и Вашингтона? Что еще, если не роль США в НАТО и Международном валютном фонде, долг которому будут выплачивать как минимум  два поколения украинцев?
 
Пока Киев продолжает заигрывать с Белым домом, Россия в 2009 году поднялась еще на одну ступеньку по объему внешнеэкономического оборота с ЕС, заняв восьмую позицию, а Украина, в свою очередь, пропустила вперед Беларусь в торговых отношениях с Россией. И возникает вопрос: в чем тогда смысл следования нашей страны в русле интересов США, к чему нас призывают евроатлантисты, если президент считает экономические интересы приоритетом внешней политики?
 
Такое впечатление, что на фоне стремительного сближения России с Европейским союзом англо-саксы и их клиентура подталкивают Украину к «цивилизационному выбору» не между Европой и Россией, а между ЕС и Россией, с одной стороны, и США – с другой. Причем в пользу последних.
 
Не промахнуться бы с выбором? Потому что курс России на ЕС оставит слишком «многовекторную» Украину на задворках Европы. И Вашингтон тут не поможет. Ему уж будет не до нас.
 
(1) http://www.rosbalt.ru/2010/07/13/753260.html
(2) Философский словарь. Изд. Политическая литература. М., - 1986
(3) Краткий словарь по философии. Политиздат, М. -1979
(4) Валерий Бебик. "Великий скиф Будда: пророк, который не знал Бога?", http://ord-ua.com/forum/thread/8386/
(5) По материалам Госкомитета статистики Украины: ”Географічна структура зовнішньої торгівлі товарами за 2008 рік”, http://www.ukrstat.gov.ua/operativ/operativ2008/zd/ztt/ztt_u/ztt1208.htm.
(6) http://www.gks.ru/bgd/free/b04_03/IssWWW.exe/Stg/d03/224.htm
(7) The North Atlantic Treaty Organisation. 1949-1989. Facts and Figures. Text of the Report of the Committee of Three on Non-Military Cooperation in NATO, p. 395 (перевод автора).
(8) Там же, стр. 393.
(9) ”России, устроенной по принципу свободной конфедерации, в которую вошли бы Европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика, было бы легче развивать более тесные экономические связи с Европой, с новыми государствами Центральной Азии и с Востоком, что тем самым ускорило бы развитие самой России” (Збигнев Бжезинский. ”Великая шахматная доска”. М.-”Международные отношения, стр. 240)
(10) ”Материалы к съезду. Информация о Первом объединительном Съезде русской радикальной оппозиции”, http://bratstvo.info/bratstvo-text-16574.html
(11) ”В ноябре в Киеве состоится антиимперский съезд”,
http://far-west.livejournal.com/365975.html#cutid1.
(12) Петр Хомяков. Сколько будет жить РФ. (В публикации ”Аналитики спорят о сроках будущего краха путинской вертикали”, 2009.11.16), http://www.pravda.info/protest/71437.html.
(13) Steven Pifer, Ukraine—Not Yet Lost, The Brookings Institution, Foreign Policy Trip Reports | Number 14, http://www.brookings.edu/opinions/2010/0630_ukraine_pifer.aspx
(14) http://www.glavred.info/archive/2010/07/14/095230-15.html

 

Оставить комментарий Комментариев: 1
W/ | 22.07.2010

Поменьше бы "многовекторности и толерантности". Побольше бы определенности и однозначности.
Каноническое православие, единство с Россией и Белоруссией, федерализм, русский язык - государственный.
Только так!
Кто там шагает левой?
Правой! Правой! Правой!

Другие статьи раздела: