Поиск по сайту:

ВНЕШНИЙ МИР / ЗОВНIШНIЙ СВIТ

Бессарабский треугольник

Артём БУЗИЛА 10.11.2011 01:18

Анализируя украинскую внешнюю политику, порой кажется, что у нас всего два соседа – Европа и Россия. Нет, иногда ещё всплывает Польша как отдельный субъект, эдакий украинский адвокат в брюссельских кабинетах, но большинство соотечественников воспринимает её как верную падчерицу «матушки» Европы. Не говоря уже о других европейских соседях.

Причины игнорирования такого важного, казалось бы, соседа, как Беларусь понятны: местный Бацька с его народническими и панславистскими взглядами для евроориентированной олигархическо-коррумпированной элиты – непримиримый враг.
 
А на юго-западе соседом Украины является одно государство, небольшое, но играющее не последнюю роль в регионе. Или даже два государства… Смотря с какой стороны посмотреть – Молдавия и отколовшееся от неё Приднестровье.
 
Но смирившись с ролью геополитических лузеров, отечественные лидеры совершенно игнорируют любые, кроме европейского, векторы развития международных отношений.
 
Так вот, лидер одного из этих государств, речь идёт о президенте Приднестровья Игоре Смирнове, недавно сделал весьма важное заявление. По его мнению, Приднестровье всегда было частью Украины и территориально (что абсолютно верно), и ментально. И референдум с вопросом о присоединении к Украине – дело правое, и гражданам Приднестровской Молдавской Республики осталось его только инициировать. Но украинское руководство от слов И. Смирнова тут же открестилось: мол, Приднестровье – часть Молдавии, и никак иначе. И даже не потрудилось задуматься над тем, что прямо под боком у нас, оказывается, есть верный союзник.
 
Удивляться такой реакции украинских чиновников не стоит, ведь у Украины нет чёткой позиции на молдавском направлении. И это не смотря на то, что украинское руководство последний раз встречалось с молдавским не так уж и давно – в конце сентября текущего года. Прибывший в Киев временно исполняющий обязанности президента Мариан Лупу повидался с украинским коллегой Виктором Януковичем, премьер-министром Николаем Азаровым и председателем Верховной Рады Владимиром Литвиным. Судя по декларациям, событие оказалось чуть ли не революционным: оказывается, это первая за последние 15 лет встреча на подобном уровне, что, конечно же, чересчур большой срок для стран-соседей. Соседей, кроме всего прочего, имеющих целый комплекс нерешённых проблем. А вот их-то как раз украинские и молдавские государственные мужи обсуждали лишь частично.
 
На первом месте стояла, разумеется, торговля. Молдова – государство, прямо скажем, бедное, даже на фоне, мягко говоря, не совсем богатой Украины. Тем не менее полки молдавских магазинов переполнены украинскими товарами, которые тут, по крайней мере на глаз, встречаются чаще, чем собственные молдавские или румынские. С такой точки зрения увеличение товарооборота выгодно и тем и другим, хотя, впрочем, серьёзно повлиять на экономическую ситуацию в Украине не в состоянии. По словам Николая Азарова, минувший год стал продуктивным, и показатели товарооборота составили 0,5 миллиарда долларов. Украинский премьер поставил целью достичь показателя товарооборота между соседями в 1 миллиард долларов в ближайшей перспективе. Конечно, всерьёз рассчитывать на подобный рост немного наивно, но за желаемый ориентир в экономических взаимоотношениях такую цифру вполне можно и взять.
 
Говорили о Европейском Союзе. На сегодняшний день Украина и Молдова находятся приблизительно на одинаковом (весьма отдаленном) расстоянии от вступления в ЕС и, разумеется, потенциальные кандидаты декларативно заинтересованы в максимальной кооперации по этому вопросу. Тем более что нынешние властные элиты Молдовы и Украины определяют евроинтеграцию как свою главную задачу (молдавская коалиция даже называется «Альянс за европейскую интеграцию»), и стоит им не выполнить обозначенную миссию, как политическая карьера лидеров обеих стран может резко покатиться по наклонной. Мариан Лупу подчеркнул, что без Молдавии и Украины Европа не является целостным и законченным организмом (хотя сами европейцы с трудом представляют себе, где находятся эти жизненно важные органы целостного организма, без которых, оказывается, они и не жили вовсе).
 
На деле эти громогласные заявления так и остались пустым сотрясанием воздуха: «благоприятных шансов» в европейском вопросе, которые были, например, у стран Восточной Европы после развала СССР и лагеря социализма, у партнёров нет и в ближайшем будущем не предвидится. В данном случае Украина и Молдова, скорее, выступают конкурентами: расширяться «пачками» или «списком» как в 2004 или 2007 европейцы, судя по всему, не намерены. Своих проблем хватает. Не ровен час к странам-банкротам  - Греции, Ирландии, Португалии, Испании - добавится Италия. Так зачем плодить новых нищих и создавать себе головную боль?
 
Лупу поблагодарил Украину за её однозначную позицию по Приднестровью. Официальный Киев ни в какую не признаёт право «мятежной» республики на существование, заученно повторяя написанные на Западе варианты решения тираспольской проблемы. Своих же предложений Украина не высказывает, хотя и наделена статусом полноценного члена переговорного процесса (в то время как ЕС и США – лишь наблюдатели). А меж тем Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) имеет общие границы как раз с Украиной, а не с Европейским Союзом. В ПМР украинский язык, наравне с русским и молдавским, является официальным языком, да и этнически этот край на треть состоит из украинцев. К тому же и сама Украина как государство здесь весьма популярна, многие приднестровцы относятся к ней с такой же симпатией, как и к Российской Федерации. Что уж говорить о приднестровском руководстве, которое не прочь видеть Приднестровье в составе Украины.
 
Тем не менее приднестровский фактор своей внешней политики Украина совершенно игнорирует, опасаясь, наверное, показаться слишком самостоятельным международным игроком и своим и без того негромким голосом не попасть в унисон с западными партнёрами. О какой уж тут «самостійності», декларируемой национал-патриотами, можно вести речь.
 
Впрочем, если на встрече в верхах Приднестровье упомянули хотя бы вскользь, то о главной внешней проблеме, главной внешней угрозе стабильности Украины и Молдовы – Румынии - вообще позабыли, в то время как взаимопомощь в противостоянии её порой совершенно открыто агрессивной политике, казалось бы, и есть то основное, что на данном историческом этапе должно объединять два государства. Тут Украина и Молдова будто соревнуются друг с другом, кто больше сдаст собственные национальные интересы. И пока Киев и Кишинёв обмениваются дипломатическими любезностями, не наполняя своё сотрудничество долгосрочной стратегической линией, Бухарест давно наступает на двух этих геополитических направлениях.
 
Румынская риторика по отношению к соседям, само собой, немного разнится - исходя из размеров, экономического, политического, военного потенциала Украины и Молдавии, сравнивать которые бессмысленно. Молдова вообще рассматривается Румынией как недоразумение, молдавский народ и молдавский язык неприкрыто считаются сталинской выдумкой, румынский президент Т. Бэсеску открыто призывает к аннексии молдавского государства. Поддакивают ему и десятки политических партий, сотни общественных организаций местного молдавского разлива, вскормленных на румынские гранты. Да и молдавское руководство отнюдь не противостоит неприкрытым экспансионистским планам Румынии, наоборот, всецело разделяет такие устремления соседей.
 
Ведь после цветного переворота апреля 2009 года, приведшего к отставке патриотического, промолдавского правительства Владимира Воронина, агрессивный румынизм стал насаждаться не просто из Бухареста, а прямиком из самого Кишинёва, когда в кресло исполняющего обязанности президента сел Михаил Гимпу. Этот печально известный деятель, до сих пор пользующийся популярностью и занимающий почётное место на властном олимпе, отметился неоднократными прорумынскими, молдавофобскими и русофобскими заявлениями и выходками, методически отрицая наличие самостоятельной молдавской нации, молдавского языка и ведя беспощадную борьбу с собственной национальной историей. Например, в июне 2010 по его указанию в центре молдавской столицы был установлен монумент в память об «оккупации» Бессарабии Советским Союзом. Эта самая «оккупация», напомним, вернула Молдавии государственность (в виде Молдавской ССР), в то время как до этого Бессарабия находилась под оккупацией (прямой, открытой, настоящей) Румынского королевства, внутри которого ни о какой молдавской автономии и речи быть не могло.
 
Вслед за памятником М. Гимпу ввёл и соответствующую памятную дату, но прорумынская трактовка, отрицающая сам факт существования Молдовы, вызвала острую политическую дискуссию и недовольство в молдавском обществе. В итоге Конституционный суд это позорное для всего молдавского народа решение отменил. Нынешний исполняющий обязанности президента М. Лупу столь провокационной позиции не занимает. Однако общая линия проводимой им политики всё равно направлена на кооперацию с Румынией, а значит – на отказ от собственной государственности.
 
Украину же, конечно, государственности лишать соседи не собираются. А вот оттяпать солидный кусок территории, унизить в историческом плане – это, пожалуйста. В румынской политической элите сегодня доминирует мнение, что Черновицкая и часть Одесской областей перешли тогдашнему советско-украинскому государству незаконно и это недоразумение, вслед за ликвидацией Молдовы, необходимо как можно скорее исправить. Вождь фашистской Румынии маршал Й. Антонеску в таком свете видится для Бухареста национальным героем. Ещё 22 июня, в трагический для всех украинцев (а также молдаван, россиян и других народов бывшего СССР) день, Т. Бэсеску заявил, что на месте фашистского диктатора он тоже пошёл бы на Бессарабию с захватническим походом. И никакой реакции со стороны МИД Украины не поступило: отечественные дипломаты предпочли трусливо отмолчаться. Как и молдаване, в свою очередь.
 
Такие вот разные подходы к Украине и Молдове тем не менее имеют одну цель – утвердить Румынию как привилегированного, имперски и шовинистически настроенного геополитического лидера региона. И только консолидированному в желании не допустить румынского реванша союзу Украины и Молдавии под силу противостоять такому развитию событий.
 
Впрочем, консолидация невозможна без понятия другой стороны проблемы: агрессивный румынизм проводится при молчаливой поддержке США и Европейского Союза, абсолютно не реагирующих и игнорирующих рост имперской паранойи в Румынии. Более того – активно разжигающих румынские аппетиты, о чем говорит, к примеру, решение о размещении систем американской ПРО на территории Румынии.
 
К сожалению, у власти в Украине и Республике Молдова находятся элиты либо закрывающие глаза на эти вызовы, либо вовсе потакающие им, поэтому надеяться на то, что украинские и молдавские руководители осмелятся в ближайшее время осудить далеко не дипломатичные и политически некорректные действия нынешнего румынского руководства пока что не приходится. Посему подобные встречи наших президентов, премьеров, спикеров парламентов будут носить чисто формальный, протокольный характер. В чём, собственно, мы и могли убедиться во время визита М. Лупу в Киев.
 

Тем не менее всем, кому дорога судьба Украины и Молдовы, следует неустанно говорить о том, что в перспективе у обоих государств есть только один общий путь: у Молдовы – сделать выбор в пользу истинной независимости, сбросить румынское бремя, расправив плечи, заявить о своём праве на свою землю; Украина же в свою очередь как потенциально один из сильнейших региональных геополитических игроков должна подать молдавскому народу руку помощи и искренней дружбы, стать вместе с Россией гарантом независимости Республики Молдова. Именно такой союз, кстати, даёт надежду в будущем, что и сама Румыния изменится – и на месте агрессивной, страдающей манией величия квазиимперии возродится миролюбивое демократическое государство с вековыми православными традициями, добрый сосед и Молдавии, и Украины.

Оставить комментарий Комментариев: 0

Другие статьи раздела: