Поиск по сайту:

КУЛЬТУРНАЯ НИВА / НИВА КУЛЬТУРИ

Культурная независимость или независимость от культуры? (I)

Ян ТАКСЮР 30.08.2011 01:40

1.

Весь август накануне государственного праздника Украины Дня Независимости обычно говорят и пишут о том, что принесла независимость, каковы её плоды. Иными словами, какие блага вкусили жители бывшей УССР после того, как эта часть Советского Союза начала самостоятельное существование в качестве государства. Нынешний август особый, юбилейный. Ровно 20 лет назад началось это самостоятельное существование. И потому размышлений и рассуждений об итогах такого действительно важного события появляется сегодня как никогда много.
 
На наш взгляд, вопрос о реальных итогах – принципиальный, и оттого, как на него ответят власть и граждане Украины, будет во многом зависеть судьба государства, возникшего в 1991 году.
 
Заметим лишь: тема настолько обширна и болезненна (разделение территории СССР повлияло на миллионы человеческих жизней), что общее фундаментальное исследование последствий разделения, видимо, еще и невозможно. Слишком разные, иногда полярные точки зрения высказываются. А некоторые из них на Украине даже не принято высказывать – обвинят в непатриотизме или предательстве.
 
Но каждому, кто стал свидетелем, участником или жертвой развала некогда единой страны, пусть не вся, но часть правды известна. Как осколок разбитого зеркала отражает часть реальности, так и каждый из нас, втянутых вихрем истории в процесс распада Союза и формирования новых государственных объединений, может рассказать, что принесла независимость ему лично, его семье и делу, которым он занимается. И пока время объективного анализа (а быть может, и суда) не наступило, каждый из нас, маленьких осколков, может показать миру своё отражение.
 
Сказано: где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Наверное, крестьянин, любящий землю, мог бы рассказать, как теперь работается на земле независимой Украины, а украинский авиаконструктор рассказал бы, как сегодня строятся (или почему не строятся) наши воздушные лайнеры. Мне же хочется коснуться того, какие последствия имело разделение для культуры Украины.
 
В одной милой советской киноленте героиня Рины Зелёной произносит замечательную фразу: «Почему вы высказываетесь, вы же не член худсовета?!» И правда, на Украине есть заслуженные работники культуры, искусствоведы, люди, именующие себя «культурологами». Им по штату положено говорить о заявленной нами проблеме. Однако их голосов не слышно. Возможно, потому, что тема неоднозначная и, повторюсь, небезопасная. А итоги разделения весьма сомнительные и не очень радостные.
 
Но так уж вышло, от самого разлома некогда единого государства и во все остальные два десятка лет мне пришлось многое видеть, многих знать и многое наблюдать. Не в качестве стороннего наблюдателя, а быть участником, свидетелем, а часто и потерпевшим в той общей беде, той катастрофе, которая произошла в культуре Украины. Ещё раз подчеркну – воспринимаю процессы, запущенные 20 лет назад в области культуры (включая ценности общества, образование, культуру общения, все проявления жизни, где необходима позитивная творческая деятельность), как одну большую катастрофу. И если сегодня решаюсь о ней говорить, то лишь потому, что со временем пришла та самая, данная свыше, привычка, защищающая нас от постоянной боли. И даже появилась возможность иногда смеяться. Хотя и сквозь слёзы.
 
Как известно, государство под названием СССР возглавляли чиновники со стандартными для своей партийной среды ценностями – счастье состоит в том, чтобы добиться максимально высокого уровня возможностей. А достигается он с помощью власти и высокого положения в партийно-хозяйственной иерархии. Абсолютная цель – власть единоличная, никем не ограниченная.
 
Люди с такими жизненными установками и ради этой цели принимали решение о разделении СССР. Потому что двадцать лет назад именно разделение открывало путь к единоличной власти, пусть и на урезанной территории. Эти же люди с теми же ценностями пришли к власти после развала СССР и на Украине, и в России. И потому многое в культурных (или скорее, антикультурных) процессах новых славянских государств совпадает. А национальных особенностей разрушения культуры Украины мы коснемся чуть ниже.
 
Как относилась к культуре новая властная элита после 91-го года? Как учили в партшколах. Они воспринимали культуру как не слишком важную «надстройку» над материальным «базисом». А также видели в культуре набор песен и плясок, кино и балета и состоящую при них армию «культурных деятелей», призванных идеологически обосновать законность и благотворность существующей власти. Но с приходом новых времён культура по большому счету вообще перестала интересовать власть, которая полностью была поглощена выстраиванием всяческих властных вертикалей и финансовых пирамид. А точнее – дележом и распределением того, что обломилось.
 
Брошенная на произвол судьбы, постылая и надоедающая своими проблемами, воспринимаемая как вечный концерт художественной самодеятельности (да и сама украинская власть была аматорской, неумелой, самодеятельной), культура была вытеснена почти за грань выживания.
 
Так было у нас, так, видимо, было и в России. С той разницей, что более хрупкая культура Украины, всегда пребывавшая под сильным влиянием российского центра, оторвавшись от школ, традиций, идей и творческих процессов единого культурного организма, попросту рухнула в хаос.
 
Некогда общая для всех советская культура, несмотря на обязательный идеологический антураж, безусловно, была ориентирована на многие благие, позитивные цели. Сколько бы ни шутили пошловатые остроумцы, но она действительно сеяла доброе и разумное. Отрицая Бога, советская культура всё же призывала гражданина жить в нравственной чистоте, стремиться быть образованным человеком, патриотом, приносящим пользу обществу, быть способным ради ближних пренебречь собственной выгодой. Иными словами, советская культура использовала достижения великой русской культуры, созданной православными людьми, верящими в Бога, и в глубине своей имела христианские корни. На этом основании возник уникальный культурный пласт, культурная эпоха советского периода, сумевшая продолжить традиции величайшей классической культуры России во всех направлениях – науке, образовании, литературе и искусстве.
 
После распада СССР в культуре Украины образовался ценностный вакуум, поскольку главный мотивационный стержень – «учить добру», «давать народу образование» (в былые годы образование понималось, как выявление в человеке образа Божия) – этот стержень вместе со своей христианской основой был выдернут из культуры и отброшен за ненадобностью. В наступавшей новой реальности сами понятия добра и зла стали размываться в дьявольской свистопляске, рождая растерянность среди той части интеллигенции, которая пыталась честно исполнять свой долг.
 
Вспоминаю жалобные глаза доброй женщины, нашего бывшего комсорга, которые увидел на встрече выпускников родного исторического факультета. Теперь директор школы, она, порядочный человек и ответственный педагог, растерянно лепетала: «Раньше нам говорили: воспитываем советского человека. Теперь говорят – передового украинца. Но никто не говорит, как это делать!» Разговор наш состоялся в середине 90-х. Тогда ещё только писались нынешние учебники, согласно которым передовым украинцем является, прежде всего, тот, кто усвоил главную истину: «Украина – не Россия», а он и его предки – вечные жертвы Московии, с которыми нужно бороться вовеки веков.
 
Но не сразу украинская элита времён независимости нащупала эту новую галицийскую струю в идеологии. Вначале, сразу после развала, власть лишь всячески поддерживала и внедряла в сознание граждан «идеологию рынка», открывала народу преимущества капитализма, которые до тех пор были скрыты «тоталитарным режимом».
 
Капитализм в прочтении «Кравчука-Кучмы» и в самом деле предоставил их классу и их приближенным немало преимуществ. А в обществе, наблюдавшем тотальное разграбление, стал быстро утверждаться принцип «деньги решают всё». Он пришёл на смену не только моральному кодексу строителя коммунизма, но и общественной морали как таковой. Культурное пространство, тяжко охая и кряхтя, приняло еще один концептуальный лозунг: «Обогащайся, кто может!» И если в русской, а затем советской культуре гоголевский Чичиков воспринимался как «подлец-приобретатель», то ныне в угоду новой элите, освящая её стремление «приобретать», культурное сообщество, приближенное к власти, слово «подлец» как-то незаметно заменило словом «молодец».
 
В это же время десятки тысяч работников культуры не только утратили средства к существованию и смысл работы, но и потеряли прежнее уважение в обществе. Поскольку в краткий срок, словно заразившись одной вирусной инфекцией, все вокруг дружно отказались от «духовных устремлений» как нелепых и заново открыли для себя всю «естественность» и «законность» некогда горячо осуждаемой формулы «человек человеку волк».
 
Добавим к этому, что власть Украины, занятая обогащением и внутривидовой борьбой, «отпустила» культуру и разрешила наполнить экраны, книги, телепередачи тем желтым мусором, который отвлекал народное внимание от «финансово-политических» занятий руководства. Культура и её носитель, народ, теперь интересовали власть только с одной точки зрения – чтоб не мешали, не протестовали и сидели тихо. Ну а чтобы западные солидные мужи были довольны и не отобрали «честно нажитого», украинская элита не только отдала им на разграбление подконтрольную территорию, но и впустила, словно легион бесов, в истерзанное культурное пространство Украины открытую и скрытую порнографию, садизм, извращения во всех формах. Лишь бы не трогали их деньги.
 
Понимаю, что пишу для многих и так понятное. Только пришел я к подобным выводам не путём кабинетных умозаключений. За ними – разочарования и боль. Своя и чужая. Мысли о близких людях и нелегких судьбах литераторов и актеров, бардов и режиссеров, с которыми приходилось работать, рождают в памяти горькие картины и воспоминания. А ещё тяжело видеть молодых, уже выросших в той «культурной ситуации», когда культура стала не нужна, а «принцип базара» и продажной вседозволенности открыл дорогу в «учреждения культуры» жуликам и проходимцам. Словом, пусть отражения моего личного небольшого кусочка разбитого зеркала послужат началом откровенного разговора о том, что произошло с нами за 20 юбилейных лет.
 
 
 
2.
 
Давайте немного поговорим о литературе Украины. Поговорим не как литературоведы, а как заинтересованные читатели. Как те, кто, открывая новую книгу, по-прежнему ждет встречи с настоящей литературой. Ждёт того, что несла всегда наша великая, христианская по сути, литература – сочувствия к страждущим, надежды, обретения подлинного высокого смысла жизни, путей выхода из круга зла. На наш взгляд, только подобные книги и могут быть отнесены к литературе как таковой.
 
Скажу сразу: о настоящей литературе, которая, как подземная река, пусть и невидимая глазу, но всё же где-то живет, мы скажем мало. Только то, что за два десятилетия государственной независимости Украины она стала сугубо частным делом отдельных людей, которые что-то сочиняют, где-то собираются и даже издаются на неизвестно кем данные деньги. Эти люди есть, но их творческая жизнь носит катакомбный характер, а государство независимой Украины чувствует себя от них совершенно независимым.
 
Настоящие поэты и писатели Харькова, Киева, Одессы не призваны властью к служению своему народу, и украинский официоз их за деятелей культуры не признает и широким массам народа в такой роли не предлагает. Поэтому до времени оставим их, пожелаем терпения и мужества и со вздохом напомним строку Окуджавы: «Не оставляйте стараний, маэстро, не убирайте ладони со лба». Сказано, может, чересчур красиво, однако и, правда, ребята, не опускайте рук, уповайте на Бога и не надейтеся на князи, на сыны человеческия.
 
Мы же обратимся к стану тех литераторов, кто заявляет о себе громко, кто узнан и признан властью как деятель украинской культуры и приближен ею. Здесь ситуация иная.
 
Как старая гвардия Союза писателей, так и молодая писательская поросль, готовая сменить ветеранов пера возле источников финансирования, после некоторой оторопи начала 90-х поняла, что учить добру больше не нужно, а также не нужно идти в ногу с линией компартии. Однако новую идеологию явить надо. И контролировать её воплощение в качестве специалистов необходимо, так как только при таком раскладе возможно небедное существование.
 
Гибкая в поведении и оценках, воспитанная в традиции «партия сказала надо, писатели ответили - есть», старая литературная гвардия тут же предложила власти идеологию украинского национализма, который по сути своей есть специфическая форма русофобии. В особняке на Банковой (не путать со зданием администрации президента на той же улице, мы имеем в виду дом Союза писателей) заговорили об империи зла, о вечном угнетении украинцев злыми московитами, а также появились первые безумные книги о том, что Адам, Ева и даже Иегова были украинцами. Всё это стали тиражировать на средства из бюджета.
 
Одновременно написались «твори», где в ненавязчивой манере Ленин и партия большевиков были легко заменены (с теми же рифмами) Бандерой и УПА. Словом, было – «Дихаю Леніним», стало – «Дихаю Шухевичем». Для «иностранного» читателя поясню. Некогда Иван Драч, один из столпов старой поэтической гвардии, написал стихотворение «Дихаю Леніним». А поэтесса Лина Костенко, склонная к независимому поведению, публично попросила его: «Іване, а ну, дихни на мене Леніним!»
 
И хотя граждане Украины, занятые выживанием, как и прежде, мало обращали внимание на творения предлагаемых державой «митців», все же внедрение их идеологии в школьную программу, часовые бредни на телеэкране в силу своей многочисленности сработали как вирус – когда миллиарды болезнетворных организмов вбрасываются в атмосферу и от своей многочисленности обязательно кого-то заражают. И заражение произошло. Тем более альтернатив не было. Точнее, были, но не поддерживались и пресекались.
 
И дух злобы, поиска «врагов на востоке», ненависти, лжи проник в души молодых и не очень молодых, пустил там корни, выдавая за патриотизм местечковую зависть и комплекс неполноценности.
 
 
 

(Окончание следует)

Оставить комментарий Комментариев: 3
коренной киевлянин | 31.08.2011

советское общество декларировало такую идеологию в которой каждый человек это винтик в огромном механизме,все посчитаны,все под контролем..шаг вправо шаг влево...дикая цензура....короче дикий лимит во всем.Деньги есть,но что бы купить машину или мебель надо в очереди стоять))))
воображаю шо сейчас было бы,интернет наверно как на кубе был бы.....сам помню как в детстве мозг засырали этими ильичами и прочим советским маразмом.
а об идеологии в образе истории..так вообще получается что вся история это борьба богатых и бедных(патриотизм не учитывается,он может быть только в пролетарском обществе), если богатый то обязательно не хороший человек...какая там объективная экранизация классики...
вот взять замечательный фильм той эпохи-ЛЕГКАЯ ЖИЗНЬ
главный герой(Юрий Яковлев)-по профессии химик.
вместо того как его однокурсник ехать в Сибирь жить в палатках и город строить,устроился директором химчистки...а подпольно еще устроил чистку сложно выводимых пятен с одежды.
неплохо живет,есть все материальные блага....может заниматься собой...наслаждаться жизнью
а вот вся идеология фильма построена на том,что это неправильно,надо было ехать кормить комаров,все лучшие годы угробить в тундре..ну там к старости с убитым здоровьем стать директором завода))
бред короче
вот такая идеология и насаждалась....были установлены нормы жизни,а если кто то от них уклонялся и жил по своему-ему навязывали чувство вины
да и вообще как безбожному советскому можно применять библейские пословицы.
где богатство)))?
богатство советского общества-это культ ленинизма основанный на материалистическом учении)))

С.М. | 30.08.2011

И все-так Ян прав: высшие достижения советского кино и л-ры 60-70-х годов ретранслируют нам ментальный православный русский код, хоть и в прикровенном виде. А экранизация русской классики - во множестве! - просто НЕПРЕВЗОЙДЕННА!

оукраинец-сиб. | 30.08.2011

Нет, Ян, при всём уважении к Вам, я не согласен с Вашим: "Иными словами, советская культура использовала достижения великой русской культуры, созданной православными людьми, верящими в Бога, и в глубине своей имела христианские корни. На этом основании возник уникальный культурный пласт, культурная эпоха советского периода, сумевшая продолжить традиции величайшей классической культуры России во всех направлениях - науке, образовании, литературе и искусстве."


Классические начала в науке, образовании, литературе и искусстве императорской России отнюдь не всегда были христианскими, особенно, если помнить, что основа класси(цисти)ческой культуры Запада - римско-греческая античность. А уж из того, что было в русском классическом наследии христианского, большевики так вымарали это при трансляции "народным массам" (путём пропаганды через "образование", "науку", "искусство" и т.п.), что добраться до этих христианских основ было под силу только очень пытливому уму или человеку, знакомому с полными текстами русских православных классиков (прежде всего писателей) или с традиционной русской оценкой их творчества, ставшей после 1917 г. достоянием эмиграции и(или) диссидентов. Например, "Бесы" и "Дневники писателя" Достоевского, "Письма о божественной литургии" Гоголя и т.п. - кто их мог достать и прочитать при коммунистических Советах, кто мог прочесть адекватную - христианскую - литературоведческую, мировоззренческо-философскую оценку не только этих произведений, а всего наследия Гоголя-Достоевского?! Вместо правдивой оценки творчества названных авторов в целом как глубоко христианских, советская пропаганда (школьное "образование", "наука" и т.п.) умудрились приписать им в качестве лейтмотива пафос классовой борьбы, на которой сами коммунисты маниакально были зациклены ... А что красным не удавалось перекрасить в русской литературе вследствие ярко выраженной православности и русскости, они тупо запрещали публиковать, скрывали.

Другие статьи раздела: