Поиск по сайту:

КУЛЬТУРНАЯ НИВА / НИВА КУЛЬТУРИ

Остров Чехов

Олег СЛЕПЫНИН 31.08.2009 01:44

Чехов и «наши»

Ужасно далеки от культуры власти нынешней Украины. И это хорошо. В противном случае, вдруг приблизившись, они почему-то сразу же исполняются желанием что-то от этой культуры отщипнуть, урвать, проще говоря, украсть. Если не все, то многие музеи и заповедники Украины, в том числе и Крыма, сталкивались с подобной нездоровой тягой властей к культуре. Сталкивался и Гурзуфский филиал ялтинского Дома-музея А.П.Чехова. Вероятно, желая на личном уровне достойно встретить 150-летие писателя в 2010 году (этот год ЮНЕСКО объявила «годом Чехова»), властные «конкретные лица» вознамерились в 2009-ом продать часть гурзуфского музея. В киевской прессе уже даже и рекламные объявления о строительстве на этом месте многоэтажного дома стали появляться.
 
Рассказывает директор ялтинского Дома-музея А.П.Чехова Алла Георгиевна Головачёва: «Речь идёт о памятнике культурного наследия «Дача В.Б. Томашевского (учительский домик)», который фактически находится в Гурзуфе в едином комплексе с домиком Чехова. В архиве Дома-музея имеются документы, отражающие первую попытку незаконной приватизации здания в 2004 году. В нынешнем году была предпринята новая попытка… Мы рассылали письма во все инстанции; во властные структуры было также направлено обращение Международной чеховской конференции, проходившей в Ялте весной этого года, участники которой, в частности, акцентировали внимание на том, что приватизация памятника культурного наследия в канун 150-летия Чехова, негативно скажется на имидже Крыма и Украины в целом. В результате нам удалось добиться исключения «учительского домика» из списка объектов, подлежащих приватизации... Знаете, я поняла, это не потому что Чехов, не потому что он русский писатель, просто нынешние украинские власти абсолютно равнодушны к культуре. Вообще. Подход у них утилитарный…»
 
 
Алла Георгиевна Головачева
 
Есть люди, которые, бывая в Ялте, непременно заглядывают в Дом-музей А.П. Чехова, в его вечноцветущий сад. Я не возьмусь здесь объяснить для чего. Но и я отношусь к их числу. Лет пять назад мне даже случилось написать очерк об этом доме – Белой даче, а позже выпустить его отдельной книжечкой; концепция очерка такова: история дома писателя как книга с острым сюжетом. Чего-чего, а остроты в судьбе чеховского дома премного. В нём, утонувшем в зелени сада, в этом белом, приятно угластом двухэтажном доме, как в неком кристалле, с особым драматизмом отразились перипетии нашей истории: революции, войны, перестройки...
 
Заглянув в окна, при желании можно вдруг увидеть и самого Чехова, и его гостей, а то вдруг и плачущую Марию Павловну, хранительницу Дома, и комиссаров, переворачивающих во время обыска всё кверху дном, а то вдруг промелькнёт в стёклах бандитский сумрачный взгляд и огонёк револьверного выстрела, вежливая улыбка нацистского майора и бешеные вспышки разрывающихся бомб…
 
Вот и нынешним летом я зашёл в гости. В конце августа здесь почему-то цвела сирень, а то, что розы, – не удивительно. Побродил, на скамейках посидел – то на одной, то на другой, а потом заглянул в кабинет директора. Любезная Алла Георгиевна порадовала чуть не с порога: книжечка хорошо и быстро разошлась, уж давно… Вид у Аллы Георгиевны довольный: «Добились в этом году отмены приватизации «учительского домика» в Гурзуфе, отремонтировали Белую дачу – кровлю поменяли, отопление, обои, всё покрасили и побелили…»
 
 
Сирень в саду А. Чехова
 
Значит, власти о культуре вспомнили?
 
Ничуть не бывало. Оказывается, это российский миллиардер Александр Лебедев выделил на ремонт Белой дачи 850 тысяч гривен. У него, как говорят, в Крыму интересы. Вот и ялтинский театр (им. А.Чехова) он взял в аренду на 49 лет, вложив в его ремонт 10 миллионов долларов; попутно и Дом-музей отремонтировал.
 
Алла Головачёва: «Кроме структур А.Е.Лебедева, неоценимую помощь Белой даче оказала администрация подмосковного города Чехова. Они за свой счёт для всех помещений Дома изготовили обои. По рисунку и фактуре – точно такие же, какие были при жизни Чехова. Спецпроект выполнялся в Пензе, с использованием цифровых технологий. Изготовили нам два комплекта обоев, один – «в запас»; через некоторое время, при необходимости, обои вновь могут быть переклеены. Стоимость этих обоев 30 тысяч долларов… Нет, наши власти ни копейки ни на что не дали… Мы здесь сами по себе. Как на острове. Остров Чехов. В нынешнем году, 15 июля, исполнилось 105 лет со дня смерти Антона Павловича. Но ни в Ялте, ни в Крыму, ни на Украине никто об этом – на уровне властей – и не вспомнил, не отозвался… Что интересно, вспомнили в Германии – в Баденвайлере, в городке, где Чехов провёл последние недели жизни. 16 июля 2009 года там было создано Немецкое общество Чехова…»
 
 

 
 Дом А.П. Чехова 
 
Чехов и «немцы»
 
 
 
О Баденвайлере сезона 1904 года мы узнаем от Чехова. Там «в 7 час. утра и в полдень играет в саду музыка, дорогая, но очень бездарная. Не чувствуется ни одной капли таланта ни в чём, ни одной капли вкуса, но зато порядок и честность, хоть отбавляй. Наша русская жизнь гораздо талантливее», «немецкие дамы одеваются не безвкусно, а просто-таки гнусно, мужчины тоже», «у метрдотелей такие важные морды, что становится не по себе».
 
2009 год – год 105-летия со дня смерти Чехова и 65-летия освобождения Ялты от европейских интеграторов образца 1933-1945 годов.
 
Примеченные Чеховым «морды», вскоре вдохновившие идеологов Третьего рейха декларировать культурное превосходство германских племен над славянством, к высотам русской культуры относились с болезненной, даже и маниакальной ревностью. Иначе б не стали они уничтожать наши культурные центры, музейные усадьбы – Александра Пушкина в Михайловском и Николая Гоголя в Васильевке, осквернять Ясную Поляну, планировать уничтожить Москву и Петербург, и при этом грабить, грабить… Музей Чехова в Ялте уцелел. Хотя попытка его уничтожения предпринималась.
 
В 1944 году Мария Павловна Чехова в письме директору библиотеки им. Ленина, филиалом которой являлась Белая дача, писала: «Я счастлива, что снова могу писать вам после трёх тяжело пережитых годов и сообщить, что Дом-музей уцелел, и все экспонаты сохранились. Однако не могу скрыть, что перед самым приходом русских воинов самолёт сбросил на нас 4 бомбы, которые повредили крышу, передний фасад дома и сад, стёкла разбиты почти во всех окнах, в цокольном этаже вырван оконный переплет и т.п…»
 
В определённом смысле Белая дача уцелела и благодаря немецкому майору Бааке, который в начале оккупации около недели квартировал в Доме со своим подразделением. Несомненно, в Доме он видел портрет любимого Чеховым немецкого драматурга Герхарда Гаутмана и фотографию племянницы Марии Павловны, знаменитой немецкой кинозвезды, любимицы Гитлера, Ольги Чеховой. Отправляясь в мясорубку Севастополя, Бааке вывел на двери надпись, сообщающую, что дом принадлежит ему.
 
Русская культура имеет свойство защищать сама себя, привлекая, парадоксальным образом, в союзники самых неожиданных людей. Почему-то приходит на ум то обстоятельство, что в 1930-е годы Гоголь и Достоевский спасли от большевиков святыню русского православия Оптину пустынь тем, что когда-то посещали её…
 
Смерть Чехова в Баденвайлере, конечно, плохая реклама курорту. Но тем не менее первый памятник Чехову был установлен именно там. Произошло это в 1908 году, через четыре года после смерти писателя. Инициатива исходила от Константина Станиславского, а финансировал исполнение русский посланник при герцоге Баденском Дмитрий Адольфович фон Эйхлер. При открытии бюста присутствовал, в частности, писатель Пётр Боборыкин. Этот факт замечателен тем, что Пётр Дмитриевич (имевший правило читать по одному чеховскому рассказу в день), написав свыше ста романов, повестей, пьес, внёс в русский язык, непонятное остальному миру, слово «интеллигент»...
 
В 1918 году Мировая война отправила бронзовый бюст Чехова в лом, на переплавку (на патроны?)… Ну а мемориальная доска, которая была установлена на балконе отеля «Зоммер», где умер А.П. Чехов, уцелела: её благоразумно прятали в периоды войн с Россией.
 
В наши дни утверждают, что по популярности пьесы Чехова на немецких сценах уступают лишь пьесам Шекспира. Действительно, впечатление, оказываемое Чеховым на Германию, далеко не исчерпывается фактом его смерти в Баденвайлере. В европейской прессе не так давно промелькнуло сообщение, что английские интеллектуалы (в русской традиции «всё одно немцы») выказали озабоченность плачевным состоянием Белой дачи. Похоже, что их мнение каким-то образом повлияло на лиц, близких российскому олигарху...
 
Новый бронзовый памятник, организующий в современном Баденвайлере площадь Чехова, был установлен в 1992 году. Удивительно не то, что создал его сахалинский скульптор Владимир Чеботарёв, удивительно, что доставлен бюст с Сахалина в Германию (две тонны бронзы и тысячи километров) на грузовике. Вдохновителем проекта был ныне покойный председатель Сахалинского общества имени А.П.Чехова, создатель Музея книги Чехова «Остров Сахалин», Георгий Ильич Мироманов. Бюст установили на старый, 1908 года, постамент, и Чехов вновь стал «маркой» Баденвайлера. В 1998 году в городке был открыт литературный музей «Чеховский салон» (директор Хайнц Зетцер), а в 2009-м, как о том поведала А.Г.Головачёва, там учреждено Немецкое общество имени А.П.Чехова. Председателем Общества стал профессор Варшавского университета Рольф-Дитер Клуге, а Попечительский совет возглавил государственный министр МИД Германии, депутат бундестага, знаток творчества Чехова Гернот Эрлер.
 
Отчего-то кажется: в ХIХ веке – армия и флот, в ХХ веке – молитвы старцев в скитах и на Афоне, в ХХI-м – русская культура – вот наши вернейшие и единственные в мире союзники. В каком-то смысле вся русская культура на нашей планете – это «Остров Чехов»; особая, проникнутая сиянием православия, иногда и тайным, она, кого-то и пугая, притягивает к себе, вдохновляя, вовлекает в себя. Даже лютые ненавистники исторической Руси цепенеют при «оценке качества текстов» Пушкина и Лермонтова, Гоголя и Достоевского, Толстого и Чехова…

Оставить комментарий Комментариев: 1
Зазеркальный Карп | 31.08.2009

Очень хорошо прослеживается разница в отношении к русской культуре между Украиной и Германией. И это очень больно, очень парадоксально, учитывая недавнюю нашу историю.

Другие статьи раздела: