Поиск по сайту:

МОСТ ИЗ ПРОШЛОГО / МIСТ З МИНУЛОГО

Украина без Кучмы - 2

Степан РОМАНЮК 29.03.2011 01:17

23 марта экс-президента Украины Леонида Кучму пригласили в прокуратуру для дачи показаний по сути возбужденного в отношении его уголовного дела. Похоже, теперь Леонид Данилович станет завсегдатаем на Резницкой на долгое время.  

Красный директор и всемирная паутина
 
На свет божий извлекли затертые пленки скандального майора Мельниченко, бывшего телохранителя президента. Теперь они служат доказательством злого умысла Леонида Даниловича, жаждавшего крови оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе.
 
Десять лет назад «пленки Мельниченко» обошли все национальные средства массовой информации. После ознакомления с этими шедеврами аудиокомпромата можно предположить, что подобные разговоры в кабинете президента Кучмы действительно проходили. Из них ясно одно, ненормативной лексикой Леонид Данилович владел гораздо лучше, чем литературным украинским языком. Ему на самом деле подсовывали материалы из Интернета, которые в печатных средствах массовой информации тогда появиться просто не могли. Компьютер, если и стоял на столе у гаранта десять лет назад, то, скорее всего, «для мебели». Весь компромат ему приносили (и сейчас чиновникам куда менее значимым приносят!) в распечатанном виде с аккуратно выделенными предложениями.
 
Интернет десять лет назад был если и не экзотическим то, по крайней мере, нечастым явлением в кабинетах властей предержащих, просто в те времена среди чиновников, восседавших на украинском политическом Олимпе, было не так уж много продвинутых юзеров. А бывший красный директор (да и не только он!) и мысли допустить не мог, что кроме пространства для серьезных публикаций всемирная паутина станет источником непроверенной и порою абсурдной информации. То, что сейчас принято называть свободой слова, десять лет значительной частью общества воспринималось как покушение на моральные и нравственные устои. Леонид Кучма был продуктом того времени и с подобными поползновениями считал своим долгом бороться. Зря считал, конечно.
 
 Уже после возбуждения дела против Кучмы бывший Генеральный прокурор Украины Святослав Пискун подтвердил, что заключения об аутентичности пленок не существует. Аналогичный вывод можно сделать даже из слов нынешнего заместителя Генерального прокурора Р. Кузьмина, утверждающего, что «в качестве вещественных доказательств к делу приобщены “пленки Мельниченко”, подлинность которых в ГПУ проверяли на протяжении нескольких лет, привлекая к проведению экспертиз иностранных специалистов».
 
Действительно, проверяли… но выводы крайне расплывчаты.
 
 
 
Политика без правил
 
 
 
Перед первым походом в прокуратуру Леонид Кучма рассказал, что ему нечего бояться: «Я спокоен, честно говорю - спокоен. Спокоен, потому что я не чувствую своей вины. Вы хорошо знаете, что 10 лет я жил в условиях жесточайшего психологического пресса. Поэтому я сегодня морального готов пройти через все муки ада для того, чтобы доказать, что я невиновен».
 
Правда, уже на первом допросе случился инцидент: следователь решил провести очную ставку Л. Кучмы с Н. Мельниченко. Леонид Данилович общаться со своим бывшим охранником категорически отказался и хлопнул дверью кабинета следователя.
 
Такова фабула.
 
Эксперты и журналисты гадают на кофейной гуще, кому нужен очередной мыльно-политический сериал. Версии выдвигают самые разные. Начиная от попыток в судебном порядке полностью реабилитировать Леонида Кучму, доказав его невиновность, и заканчивая обыкновенной местью нынешних чиновников за унижения 2004 года.
 
Не буду на этом заострять внимание. Инцидент высветил подноготную беспощадной борьбы за власть в украинском политикуме. Борьбы, в ходе которой нет никаких ограничений. Нет морали, чувства достоинства, обыкновенного человеческого сострадания.
 
 
 
Вкус власти
 
 
 
Леонид Кучма стал президентом в 1994 году и в течение 10 лет был полновластным хозяином вверенной ему территории, которой еще предстояло не на словах, а на деле стать суверенным государством. Он клеил страну, расставляя на ключевые посты в столице и регионах преданных людей. При нем создавалась привилегированная группа чиновников, без лишней скромности присвоившая себе термин «элита». Губернаторы и министры, пользуясь неограниченным доверием президента, в свою очередь, наделяли уже своих людей должностями и территориями.
 
Чиновники, вхожие в главный кабинет на Банковой, являлись туда не с пустыми руками. Безделушки, оценивающиеся в состояния, принимались с чувством благодарности.
 
Леонид Данилович с легкостью менял министров и премьеров, ошибочно полагая, что таким образом он укрепляет личную власть. На самом деле число «обделенных» чиновников становилось все больше. И если тогдашнюю декоративную оппозицию в лице коммунистов можно было задобрить незначительными подачками да разрешением высказывать свои убеждения на каждом углу, к ним общество уже давно было безразличным, то с национальными либералами и примкнувшими к ним социалистами было сложнее. В отличие от коммунистов они посягали на власть!
 
Особую роль в начале нового тысячелетия играл тогдашний спикер парламента Александр Мороз. Больших идеологических разногласий с Леонидом Кучмой у него не было, просто Александр Александрович считал себя более образованным и более подготовленным на роль главы государства, но все попытки выиграть выборы заканчивались для него крахом.
 
А еще головной болью для Леонида Кучмы была внешняя политика. Заигрывание с НАТО, что, в конце концов, привело к официальному курсу на вступление в Альянс, утвержденному законом об основах национальной безопасности в 2003 году, крайне раздражало Россию. С другой стороны, стремление Администрации Президента Л. Кучмы избежать прямой конфронтации с Российской Федерацией, попытки военного и экономического сотрудничества, клятвенные заверения в вечной дружбе славянских народов не нравилось ястребам из Вашингтона.
 
Леонид Кучма до конца своего правления так и не смог определиться, какой вектор в его многовекторной внешней политике все-таки приоритетнее. Во всяком случае, в начале третьего тысячелетия украинский президент, изображая из себя «классного рубаху-парня», сумел нажить недоброжелателей практически во всех ведущих столицах мировой политики. На этот раз не сработала украинская пословица о том, что ласковый теленок двух коров сосет.
 
 
 
Гиблое место на Банковой
 
 
 
Надо полагать, что в те годы, когда Леонид Кучма употреблял хороший коньяк и крепкие словечки в кругу доверенных лиц, все эти события фиксировались на современных цифровых носителях. И как только в этих записях мелькнула несколько раз в резких тонах фамилия Георгия Гонгадзе, его судьба была предрешена. Оставалось подобрать исполнителей да обставить дело так, будто бы команда устранить журналиста поступила лично от президента.
 
Кто за этим стоит – есть большая тайна. Догадки строить не буду – сегодня это не имеет никакого значения. И даже травля Леонида Даниловича на Западе, по ту и другую сторону океана, которая последовала сразу же после публикации содержания пленок, не дает оснований со стопроцентной точностью сказать, «откуда дровишки».
 
Знающие люди утверждали, что кабинет номер один на Банковой всегда был гиблым местом. Об этом догадывались еще в приснопамятные советские времена. Говорят, тогдашний его хозяин - первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий всякий раз пресекал в кабинете «лишние разговоры», а самые конфиденциальные вопросы решал вне пределов Банковой. Не подвело чутье опытного Владимира Васильевича!
 
Догадывался о тайнах кабинета номер один и Леонид Кравчук, на днях подтвердивший, что попытки записывать разговоры были и при нем. Но Леонид Макарович владеет словесной эквилибристикой в совершенстве, он умеет так говорить, что любой враг в содержание его слов не способен проникнуть.
 
Во всяком случае, можно с достаточно высокой долей вероятности утверждать, что вся история с пленками – высокотехнологическая операция спецслужб, пытающихся переиграть друг друга. Что же касается майора Мельниченко, то он лишь винтик во всей этой истории. Роль охранника - не больше злосчастного устаревшего диктофона, на который майор якобы записывал все кабинетные переговоры Леонида Кучмы.
 
Говорят, у Николая Мельниченко были серьезные семейные проблемы: на лечение дочери требовалась сумма, которую из своего должностного оклада майор не мог бы накопить в течение всей своей служебной деятельности. Об этом пишет в своей книге бывший соратник Александра Мороза Владимир Цвиль, организовавший выезд семьи майора за границу.
Можно предположить, что обратись Мельниченко к Кучме за помощью, Леонид Данилович не отказал бы: не такой уж он бессердечный. В таком случае роль Мельниченко сыграл бы «другой майор», Украина «такими «майорами» полна, сценарий был готов, требовались только исполнители.
 
 
 
Мороз и майор
 
 
 
Пленки в 2000 году огласил Александр Мороз. Интересы ущемленного охранника и ущемленного политика удивительным образом совпали. Десять лет по жизни они шли разными путями. Мороз пытался пробиться на первые роли в украинской политике, целовался с Юлией Тимошенко, обнимал «народного президента Ющенко», произносил с трибуны майдана пламенные революционные речи, за что в 2004 году получил прозвище «дед Мороз оранжевой революции». Сан Саныч изменял Юлии Владимировне и всей оранжевой братии, братался с Виктором Федоровичем, получив из его рук должность спикера парламента в 2006 году, пережил предательство ближайших соратников, потерял парламентскую партию и, казалось, навсегда ушел в политическое небытие.
 
Майор прятался по заграницам, болел и передвигался на инвалидной коляске, но так и не выдал никому тайну легендарного диктофона.  
 
Вряд ли Александр Мороз стал организатором реанимации «пленок Мельниченко». Просто он опять оказался в нужном месте в нужное время, потерявший былой лоск и состарившийся, но с прежним политическим задором. Он по-прежнему позволяет использовать свое имя в качестве создания антуража неких подковерных боев.
 
Сейчас они опять вместе. Но Мороз, как человек умный и предусмотрительный, всячески дистанцируется от Мельниченко. Безусловно, он знает гораздо больше, чем говорит. Возможно, даже больше, чем сам Мельниченко. И если завтра вдруг ситуация обернется таким образом, что к ответственности привлекут самого Мельниченко, (а это вполне реально, он нарушил присягу офицера, организовал незаконное прослушивание высших должностных лиц, разгласил государственную тайну), Александр Александрович вновь уйдет в сторонку. И скажет, что с Мельниченко он почти незнаком. Как это уже было в 2007 году, когда Мороз формировал избирательный список Социалистической партии на предстоящие внеочередные парламентские выборы. Тогда лидер социалистов подчеркнул, что появление среди кандидатов в депутаты опального майора «будет свидетельствовать, что у Соцпартии нет новых идей».
 
Майор так и остался вне списков, хотя и вся партия Мороза со свистом пролетела мимо власти, так и не дотянув до заветного проходного барьера.
 
 
 
Кто на очереди?
 
 
 
Складывается впечатление, что вся одиннадцатилетняя эпопея, связанная с «пленками Мельниченко», - хорошо продуманный сценарий, написанный и поставленный талантливыми и хладнокровными режиссерами, для которых интересы Украины как государства, ее жителей как народа, не представляют ни малейшей ценности.
 
Драма, разыгранная в начале нового тысячелетия, в значительной степени затормозила развитие страны, окончательно отбросив ее в компанию государств третьего мира. Нынешняя реанимация дорогостоящего сценария больше похожа на фарс. Официальное признание «пленок Мельниченко» доказательством в «деле Кучмы» автоматически означает аутентичность всех многочасовых записей, где фигурируют конфиденциальные разговоры десятков высокопоставленных должностных лиц Украины, включая нынешних президента В. Януковича и премьера Н. Азарова. Не говоря уже о «бывших» В. Ющенко и Ю. Тимошенко. Ящик Пандоры открыт…
 

А тем временем в морге тлеют останки главной жертвы всей этой истории. Журналист Георгий Гонгадзе до сих пор не предан земле, а его родная мать Леся Теодоровна так и не опознала в предъявленном ей теле родного сына…

Оставить комментарий Комментариев: 0

Другие статьи раздела: