Поиск по сайту:

МОСТ ИЗ ПРОШЛОГО / МIСТ З МИНУЛОГО

Украинский консерватизм как разновидность русофобии

Владислав ГУЛЕВИЧ 02.04.2011 01:02

Несмотря на то, что мировая консервативная мысль имеет достаточно долгий генезис, в постсоветских республиках консервативная идеология долгое время оставалась невостребованной по вполне понятным причинам. Сегодня этот вакуум заполняется теми политическими силами, которые беззастенчиво спекулируют на консервативной идеологии и скатываются к банальному шовинизму.

В украиноцентричной литературе первыми проявлениями идей украинского консерватизма принято считать стремления определенной части казачества основать собственное государство на землях нынешней Украины в XVII — XVIII веках. Вопрос о том, соответствует ли такой подход исторической истине, пока оставим в стороне. Тем более что даже поборники такой трактовки возникновения украинского консерватизма признают, что в те времена консерватизма на самом деле не существовало — был набор речей, высказанных разными людьми в разных обстоятельствах, причем людьми не всегда достойными и не всегда крупного масштаба. Переломным этапом в развитии украинского консерватизма принято считать конец XIX — начало XX веков. Именно в это время возникают консервативные течения, чьи лидеры предпринимали попытки перейти на политическое поле игры и сделать украинский консерватизм господствующей идеологией.
 
Прежде всего, украинский консерватизм (или те взгляды, которые принято так называть) имеет явные польские корни. Среди его главных и признанных теоретиков прошлого столетия находим польских шляхтичей Вячеслава Липинского и Степана Томашевского.
 
Многообразием личностей украинский консерватизм похвастать не может, поэтому эти два персонажа, представлявшие другую веру и другую национальность, занимают первые строчки исторического рейтинга украинских консерваторов. И В. Липинский, и С. Томашевский излагали свои идеи в русле чаяний польской политической элиты.
 
В. Липинский одинаково неодобрительно относился как к украинскому национализму, так и к москвофильству, считал украинцев внутренне неспособными объединиться в едином государственническом порыве для создания своего государства. Поэтому шляхта — это ведущая прослойка, аристократия, опираясь на которую В. Липинский хотел создать государство классократического типа. Идеи В. Липинского слегка отдавали польской заносчивостью. Его называли «хлопофобом», видевшим элиту в «кресовой» польской шляхте. Её В. Липинский наделял идиллическими чертами, себя же именовал «украинцем (русином) польской культуры».
 
В свою очередь, С. Томашевский рассматривал Украину как географическую цельность, не придавая значения ее этническим характеристикам. Для идей С. Томашевского характерна зацикленность на введенном им самим понятии «украинской земли». Духовным центром независимого украинского государства С. Томашевский видел Западную Украину, ведущую свою традицию от Галицко-Волынского княжества (забыв о его русском происхождении). С. Томашевский превозносил западно-украинский духовный тип, называя его византийской формой с римским наполнением, несущим в себе значительный экуменистический потенциал. В консерватизме С. Томашевского сплелись воедино католицизм и тезисы о политическом единении украинской нации.
 
Идеология украинского консерватизма не обладает монолитностью, и взгляды двух столпов украинского консерватизма - В. Липинского и С. Томашевского - во многом различны. Первый из них выводил историю независимой Украины от истоков шляхетско-казачьей державы Богдана Хмельницкого, а второй — от даты образования Галицко-Волынского княжества, противопоставляя его буквально во всем Киевской Руси. В общем же, представители украинского консерватизма в своих предпосылках исходили из классического набора — земля, нация и идея суверенного государства. Последний тезис всегда получал у них галицийское толкование.
 
Сегодня из множества политических сил только одна украинская партия официально подчёркивает свою приверженность консервативным ценностям – это Украинская Национальная Консервативная Партия (УНКП) под руководством Олега Соскина. Сходство программных установок партии О. Соскина с манифестами украинских националистических движений не позволяют рассматривать её как отдельную от националистического спектра политическую силу. Сам факт того, что УНКП была создана в Львове, столице украинского национализма, говорит о многом. И это накладывает определённый отпечаток на её программную деятельность (критика действий президента В. Януковича по нормализации отношений с Москвой, дифирамбы в адрес националистической оппозиции и т.д.). В целом же постулаты УНКП грешат противоречивостью. Именуя себя консерватором, её руководитель проповедует откровенно либеральные ценности модерна - торжество рыночной экономики и концепцию понятого на западный манер «свободного общества».
 
Консерватизм неотделим от геополитики. Идея лидера УНКП о построении геополитического треугольника Украина – Польша – Германия в противовес России совпадает с политическими проектами, разработанными западными либералами в Вашингтоне. Для земель, входивших в состав Киевской Руси, ориентация на Брюссель и Вашингтон, НАТО и ЕС является свежим постсоветским веянием и никогда не было традиционным. Попытки УНКП создать спайку политический консерватизм – украинский национализм крайне опасны и для Украины, и для России.
 
Если говорить о консерватизме как об общественно-интеллектуальном, а не политическом движении, то главной его действующей силой является так называемый Союз гетманцев — государственников. Средоточием консервативной идеологии в исполнении Союза считаются Киевский государственный лингвистический университет, Институт истории Украины НАНУ и Киевский государственный педагогический университет имени М. Драгоманова. При поддержке Союза с целью популяризации наследия В. Липинского создан Центр социогуманитарных исследований им. В. Липинского. Партнерами Центра в разное время выступали Киево-Могилянская академия, Национальный институт стратегических исследований при Президенте Украины, Острожская академия и Волынский университет имени Л. Украинки. На студенчество данных учебных заведений и рассчитаны инициативы Центра имени Липинского.
 
Сегодня имеет смысл говорить о двух параллельных консервативных проектах, реализующихся на Украине. Один из них опирается на традиции, свойственные западно-украинскому национализму. Такой консерватизм - не универсальная теория, а местечковые политические убеждения 15% населения западной части Украины, которые пытаются привить остальным 85%. Географически такой консерватизм локализуется исключительно территорией западно-украинских областей: там он живёт и развивается, приобретая новое дыхание.
 
Остальной Украине этот консерватизм чужд, и у него никогда не было и нет массовой поддержки в других регионах. Наблюдается примитивная подтасовка исторических фактов, когда под видом украинского консерватизма слушателю подают идеологию агрессивного украинства. Поскольку никакой консервативной идеологии в полном понимании этого слова на Украине не существует, мы сталкиваемся с дискуссиями, окрашенными исключительно в националистические тона. Идет прямая подмена понятий, где привнесенная австрийцами и поляками, поддержанная немцами и американцами русофобия приравнивается к традиционным идеологическим установкам всего украинского общества.
 

«Консерватор – это человек, который сидит и думает. Но чаще всего сидит» - такую нелестную характеристику консерватизму дал президент США Вудро Вильсон, невольно уравнивая консерватора и ретрограда, хотя между ними зияет громадная пропасть. Ведь консерватизм – это, прежде всего, верность Традиции. Традиции с большой буквы как выразительнице нравственного народного лика. Но консерватизм в исполнении украинских ультраправых придаёт лику украинского народа агрессивно русофобское выражение. Такой консерватизм – конфликтный, настроенный заранее на столкновение с русским консерватизмом. Поэтому интеллектуальное наследие русских консерваторов прошлого столетия – Николая Бердяева, Константина Леонтьева, Льва Тихомирова, Льва Гумилёва, Николая Трубецкого, Георгия Флоровского - остаётся крайне востребованным на Украине, тем более что некоторые из русских консерваторов были уроженцами Малороссии. Важно использовать открывшиеся возможности для реализации совместных украино-российских гуманитарных проектов, чтобы ознакомить украинскую аудиторию с их творчеством. Без грамотного противодействия попыткам украинских ультраправых «приватизировать» консервативную идеологию «идеологическое галичанство» может прочно занять своё место в умах украинского студенчества.

Оставить комментарий Комментариев: 4
KL; | 07.04.2011

А кто вам дал право в настоящих украинцев записывать пронатовский элемент и узколобых националистов-русофобов? Такеие украинцы вредят самой Украине. Вот где деструктив. И говорить об этом надо открыто, а не прятаться за бездумные фразы от Историка и иже с ним.

поліщук | 06.04.2011

Вот пишет человек, обращающийся к аудитории граждан Украины, и ни одного доброго слова о самой стране и её культуре...
Политически озабоченный автор видит в украинцах только врагов, русофобов. Полный деструктив.

GLEB | 04.04.2011

Историк явно незнаком со здравомыслием.

Историк | 04.04.2011

Автор явно очень плохо знаком с украинским студенчеством, раз имеет иллюзии по поводу "реализации совместных украино-российских гуманитарных проектов", а если человеческим языком - по поводу внушения украинцам русского мировоззрения :(

Другие статьи раздела: