Поиск по сайту:

ДЕЛОВАЯ СРЕДА / ДIЛОВЕ СЕРЕДОВИЩЕ

Новый вектор «газовой войны» или тернистый путь к объединению?

Юрий ГАВРИЛЕЧКО 28.06.2010 01:39

Кому-то может показаться, что «газовое противостояние» России и Беларуси отодвинуло на второй план отношения между «Газпромом» и «Нафтогазом». Но в реальности сложности с транзитом «голубого топлива» через территорию Беларуси только увеличили скорость принятия решений руководством «Газпрома» и повысили активность переговоров о создании совместного российско-украинского газового консорциума. 

Дружба – дружбой, а денежки – врозь?
 
Порядок сумм, относительно которых ведется спор, достаточно невелик и не достигает даже полумиллиарда долларов США. Да, возможно, для кого-то персонально это и большая сумма, но только не для государств. Если вспомнить историю с ожиданиями дефолта «Нафтогаза» в 2009 году, то именно такая сумма была камнем преткновения. Но тогда вопрос решился очень быстро. Почему же сейчас между двумя субъектами Союзного государства возник и продолжается экономический спор, который приводит лишь к существенным имиджевым и материальным потерям для обеих сторон конфликта?
 
Очевидно, что конфликт имеет не столько экономическую подоплеку, сколько политическую. А значит, и решать его надо было иначе. С помощью переговоров на высшем уровне, на встречах, саммитах и т.д. Многие эксперты сходятся во мнении, что сегодняшний российско-белорусский спор может быть обусловлен во многом тем, что руководство Беларуси – в связи с введением на двусторонней основе с 1 июля 2010 года Таможенного кодекса Таможенного союза (далее – ТС) России и Казахстана – опасается появления зоны повышенной проницаемости на месте обширной российско-казахстанской границы. В Минске, очевидно, полагают, что после вступления Беларуси в ТС в страну хлынут потоки мигрантов, а также всевозможной контрабанды из Средней Азии и Китая. Это в свою очередь не только подорвет экономику Белоруссии, но и быстро превратит ее в очередной предевропейский миграционный отстойник. Замечу, что, подписав кабальный договор о реадмиссии с ЕС, – Украина уже потихоньку превращается в таковой. Однако, ввязавшись в «газовую войну», руководство Беларуси серьезно сузило себе поле для маневра на переговорах с Россией и Казахстаном, а также уменьшило время, которое можно было бы потратить для поиска совместных решений и компромиссов. Урегулирование нынешнего газового спора попросту не оставит времени на согласование вопросов, связанных с участием Беларуси в ТС.
 
Стоила ли овчинка выделки?
 
Кто же выиграл от начавшегося конфликта? Пока что – проиграли все. Проиграла Беларусь, решив шантажировать «Газпром», вместо того чтобы договориться без скандалов и не выносить «сор из союзной избы». Проиграл «Газпром», который занял сначала непримиримую позицию, а затем вынужден был ее несколько раз изменять. Проиграла Украина, так и не определившись со своим местом в данном противостоянии, хотя могла попробовать выступить в качестве примиряющей стороны.
 
С одной стороны, претензии, выдвинутые сторонами, выглядят достаточно смехотворно. «Газпром» получил от «Белтрансгаза» транш на сумму в $192 млн – столько, сколько, по его мнению, Беларусь задолжала за «голубое топливо» в январе-апреле. За май белорусы рассчитались еще раньше. Но тут же они выставили счет российскому газовому монополисту: $260 млн за транзит газа в Европу за эти месяцы. Причем замечу, что эту сумму Беларусь насчитала «Газпрому» в одностороннем порядке – исходя из собственных представлений о том, какова должна быть ставка за транзит газа в 2010 году.
 
После этого в дело вмешался премьер-министр РФ Владимир Путин. По его словам, цена, выставленная белорусской стороной, не соответствует контракту. Об этом премьер-министру доложил председатель правления газового концерна Алексей Миллер. В результате В.Путин сделал заявление о том, что Россия будет платить Беларуси в соответствии со своими контрактными обязательствами, оформленными на бумаге в виде соответствующих двусторонних соглашений. Какие бы то ни было изменения в контракте, подчеркнул премьер-министр России, нужно обсуждать только в ходе переговоров. По данным «Газпрома», сумма долга за транзит составляет $228 млн. И эти деньги, по словам А.Миллера, были перечислены белорусской стороне.
 
Как видим, разница между подсчетами Москвы и Минска составила всего $32 млн. Но сам факт конфликта и все споры вокруг него – серьезно ударили по стоимости ценных бумаг российского газового монополиста на бирже. За период острой фазы газового конфликта между «Газпромом» и Беларусью его капитализация упала больше чем на $4,5 млрд! Как отмечают эксперты исследовательской группы Business Forecast, по данным российской биржи, на конец торгового дня 21 июня стоимость всех ценных бумаг «Газпрома» составляла суммарно $125,15 млрд, а уже непосредственно перед угрозой полной остановки транзита газа белорусской стороной рыночная стоимость акций монополиста упала до $120,6 млрд. Конечно же, нельзя со 100%-ной уверенностью утверждать, что снижение рыночной стоимости акций ОАО «Газпром» обусловлено только «газовой войной» с Беларусью. Но на фоне увеличения общего объема поставок газа в страны ЕС в первом полугодии и роста капитализации компании – очевидно, что основная роль в снижении котировок акций именно в наличии конфликтной ситуации вокруг поставок газа в Беларусь и его транзита через территорию республики в Европу.
 
Заграница нам поможет…
 
В то время как Москва и Минск пытаются договориться, Комиссия ЕС по энергетике рекомендовала странам-членам ЕС увеличить внутренние запасы «голубого топлива» и повысить уровень импорта сжиженного газа из Норвегии, стран Карибского региона, Алжира и бассейна Персидского залива.
 
Не стоит забывать, что долгосрочная энергетическая стратегия Евросоюза предусматривает поэтапное уменьшение зависимости ЕС от политически ненадежных транзитных стран и сверхдальних поставок. Под последними подразумеваются, прежде всего, российские экспортные месторождения, расположенные в Западной Сибири и на Крайнем Севере. А под ненадежными транзитными странами – Беларусь и Украина в том числе.
 
Поэтому Евросоюз – после последнего аналогичного газового спора между Россией и Украиной в 2009-м – всячески стимулирует контракты по поставкам сжиженного и «сырого» газа из Алжира, Ливии, стран Персидского залива, Норвегии, Дании и из очень далеко расположенных от ЕС карибских государств – Барбадоса, Тринидада и Тобаго. Подобных проблем с транзитными странами у них не возникает. Все спорные вопросы решаются заблаговременно. Потому, собственно, и растет экспорт, скажем, алжирского газа в ЕС, а не российского.
 
До введения в действие «Северного» и «Южного» потоков почти все европейские потребители российского газа будут привязаны к украинской и белорусской газотранспортным системам. Мало того, появление новых потоков непременно повлечет за собой дополнительные расходы для тех же потребителей, хотя и увеличит общую безопасность системы и снизит ее зависимость от политических конфликтов между восточнославянскими государствами. Наличие этого фактора риска способствует тому, что в ЕС начинают сокращать потребление российского газа. Поэтому независимо от того, как и в чью пользу будет разрешен данный газовый конфликт между Беларусью и Россией, тренд на сокращение спроса со стороны ЕС на российское «голубое топливо» наверняка будет усиливаться. Европа просто вынуждена будет идти на дальнейшую диверсификацию своей энергетической сферы.
 
Невыгодная арифметика взаимных претензий
 
Любое экономическое противостояние пагубно сказывается на всех участниках процесса. Даже если кому-то и кажется, что он в данный момент выиграл, то это иллюзия. И несмотря на победные заявления А.Миллера о том, что в газовом споре России и Беларуси  победила дружба, вряд ли все просто так забудут о взаимных претензиях. Да, с одной стороны, «газовая война» с Беларусью закончена. Определены условия транзита на 2010 г. Проведены переговоры между российской и белорусской сторонами о подписании дополнительного соглашения к основному контракту на 2010 г. «в самое ближайшее время». С другой… бывшее никому не под силу сделать «не имевшим места быть». И конфликт не исчезнет из памяти так быстро, как подписываются соглашения и отдаются долги…
 
Нынешняя размолвка России и Беларуси не идет на пользу никому, кроме внешних и внутренних недоброжелателей. К сожалению, обе стороны периодически демонстрируют миру свою предрасположенность к скандальным ситуациям и конфликтам. Такие действия дискредитирует как само Союзное государство и Таможенный Союз, так и внушают обеспокоенность европейским странам относительно стабильности российских газовых поставок. Эта обеспокоенность выливается в поиски альтернативных путей решения вопроса энергетического обеспечения ЕС, что в свою очередь грозит России прямыми убытками за счет уменьшения объемов покупок газа.
 
Мало того, на фоне обострения отношений с Белоруссией «энергетическую» войну Москве может объявить и Болгария. Премьер-министр этой страны Бойко Борисов недавно заявил о необходимости свертывания ряда совместных с Россией проектов в области энергетики. Правда, его пока не очень поддерживают и в самой Софии, но в случае повторения «газовой войны» - позицию премьера могут разделить многие политики.
 
Во время конфликта «Газпром» направил Украине заявку на увеличение ежесуточного транзита газа в Европу на 55-67 миллионов кубических метров. При этом приблизительно в таких же объемах был сокращен транзит газа через Белоруссию с момента начала недавнего конфликта между Москвой и Минском. Но не следует забывать, что транзит по территории Украины обойдется «Газпрому» намного дороже, чем даже по тем ценам, относительно которых возник спор с Беларусью. $2,7 за 1000 куб.м на 100 км в Украине против $1,88 за 1000 куб.м на 100 км – как того хочет белорусская сторона. То есть еще одна потеря (кроме снижения биржевой стоимости акций ОАО «Газпром») будет от дополнительных расходов на транзит.
 
Но и тут не все так просто. На данный момент Украина банально не в состоянии настолько увеличить транзит газа через свою газотранспортную систему! 22 июня премьер Николай Азаров заявил, что Украина может прокачивать в Европу дополнительно всего лишь от 15 до 30 миллиардов кубометров российского газа ежегодно. То есть Украина не может полностью заменить сейчас своими мощностями потери при исключении Беларуси из схемы поставки российского газа европейским потребителям. А значит – договариваться все равно придется. Кроме того, «газовая война» наверняка усилит желание «Газпрома» как можно скорее создать совместное предприятие с «Нафтогазом» и модернизировать украинскую ГТС.
 
СП – все-таки будет?
 
25 июня председатель правления российской компании Алексей Миллер на брифинге по итогам годового собрания акционеров заявил, что «Газпром» готов представить своим украинским партнерам список активов для будущего совместного предприятия с НАК «Нафтогаз Украины». «Мы уже делаем предложения по конкретным месторождениям, которые могут быть внесены в СП», – сказал он. По словам А.Миллера, предполагается, что украинская сторона внесет в совместное предприятие газотранспортную и добывающую системы «Нафтогаза».
 
На данный момент однозначного ответа украинская сторона не дала. Но это – только вопрос времени. Скорее всего, одним из условий Украины в создании совместного предприятия будет поддержка Россией отказа украинской стороны исполнять решения Стокгольмского суда по «РосУкрЭнерго». Возможно, уже к осени мы увидим как минимум прообраз будущего консорциума. Если, конечно, не вмешаются какие-то очередные форс-мажорные обстоятельства.

Оставить комментарий Комментариев: 0

Другие статьи раздела: