Поиск по сайту:

ПРЕОДОЛЕНИЕ ВЫЗОВОВ / ПОДОЛАННЯ ВИКЛИКIВ

Новое прочтение Стратегии национальной безопасности Украины

Виктор КОСТЕНКО 02.05.2011 22:26

Мимо внимания как экспертного сообщества, так и средств массовой информации прошел тот факт, что вместе с Экспертной частью Ежегодного послания президента Украины Верховной Раде был предложен и проект новой редакции «Стратегии национальной безопасности Украины». Между тем именно документы в сфере безопасности обычно диктуют ту или иную логику действий власти как на внешней, так и на внутренней арене. Последние годы как власть, так и оппозиция опирались в основном на Закон Украины «Об основах национальной безопасности». Однако ввиду усиления концентрации власти в руках действующего президента не будет большим преувеличением предположить, что в ближайшее время центр принятия решений окончательно переместится в Администрацию Президента, в том числе – в области государственной безопасности и выработки стратегических документов в этой сфере.

Учитывая тот факт, что Стратегию национальной безопасности утверждает президент Украины своим указом и для этого ее не нужно даже выносить на рассмотрение Верховной Рады. Логично предположить, что именно этот документ станет той основой, на которую будут опираться представители власти при реализации проводимой ими политики.

Предыдущий вариант Стратегии был, с одной стороны, излишне формальным, а с другой – максимально политизированным. Достаточно вспомнить, что уже во втором абзаце того документа шли ссылки на так называемую «оранжевую революцию» и ее «значение» для государства. В остальном же документ был выписан на редкость неудачно, что делало практически невозможным его имплементацию на практике. Новая Стратегия должна была решить большую часть этих проблем и надо сказать, что во многом новому руководству это удалось.

В преамбуле новой Стратегии прямо указывается на то, что значительная часть проблем Украины лежит не в сфере происков абстрактных врагов, а во внутренней экономической, политической и управленческой сфере: «консервация неэффективной постсоветской общественной системы, в первую очередь государственной власти, искривление демократических процедур, что искусственно сдерживало процессы кадрового обновления государственных органов, привело к слабости, а местами – и неспособности, государства исполнять его функции». (1)

Какие же угрозы безопасности Украины видятся авторам новой Стратегии? К внешним угрозам были отнесены почти все стандартные: пиратство и терроризм, обострение конкуренции между мировыми центрами сил, девальвация ялтинско-хельсинкских принципов в сфере международной безопасности, появление новых квазигосударств, часть из которых признается отдельными странами, усиление борьбы за энергоресурсы. Однако в разделе «3.1.2. Ухудшение региональной безопасностной среды вокруг Украины» уже встречается весьма интересный фрагмент: «усиление милитаризации региона, увеличение иностранного военного присутствия и размещение новых систем вооружений в других государствах на территории стран региона». Интересно потому, что, в общем-то, единственное, что подпадает под такую характеристику – размещение системы ПРО в Европе, а также действия США по размещению военных баз в Болгарии и Румынии.

Впервые в украинских официальных документах хоть и косвенно, завуалированно, политика США названа недружественной Украине и угрожающей ее национальной безопасности.

Также в сферу угроз попали вопросы демаркации госграницы с Россией, Молдовой и Беларусью. Впрочем, это как раз самое реальное из того, что может быть решено в ближайшее время. Вполне возможно, что этот пункт потому и появился в Стратегии, что за его выполнение потом можно будет отчитаться как о выполненном. Сюда же был отнесен и вопрос неурегулированности пребывания Черноморского Флота России в Крыму. По всей видимости, в ближайшее время этот вопрос будет подниматься на заседаниях Украино-российской межгосударственной комиссии.

Большую же часть угроз авторы Стратегии вполне резонно определили как внутренние: коррупция, низкая эффективность принятия и подготовки управленческих решений, сложности с правовой защитой прав собственности, проблемы судебной системы, отсутствие последовательности в экономической политике, неэффективное использование материальных ресурсов, теневая экономика, зависимость от импорта энергоносителей, отток научных кадров, сокращение численности населения, проблемы в сфере экологии.

Однако самое интересное начинается в рубрике ключевых заданий, которые ставит перед собой украинское государство во внешнеполитической сфере. Как и ожидалось, много внимания уделено ЕС. Сюда умудрились вписать абсолютно все, что только можно. Начиная от общих вопросов интеграции и развития отношений в рамках «Восточного партнерства» и заканчивая участием Украины в реализации заданий в рамках Общей внешней политики и политики безопасности ЕС. На этом фоне четыре строчки об официальном стратегическом партнере – Российской Федерации – выглядят странно.

Более того, специально указано, что провозглашается курс на «формирование новой модели стратегического партнерства на принципах баланса национальных интересов, расширения диалога по вопросам противодействия угрозам безопасности».

То есть подразумевается, что раньше ни о каком балансе национальных интересов и речи не велось? В этом же контексте еще более интересно звучит следующий абзац, касающийся США: «...развитие диалога и сотрудничества Украины и США в рамках Хартии о стратегическом партнерстве». И как же тут быть с «балансом национальных интересов»? Или в отношениях с США о них стоит забыть?

Кроме того, в экспертной части Послания в параграфе, посвященном отношениям с РФ, высказана странная мысль: оказывается первоочередным заданием стратегического партнерства Украины и России является… обеспечение бесперебойных и гарантированных поставок российских энергоносителей украинской газотранспортной системой в страны Европы.

И это главная суть отношений стратегического партнерства? Может именно поэтому России в Стратегии уделено минимум внимания?

Кстати, в этом же пункте неожиданно статус отношений с Китаем с провозглашенных «стратегических» был понижен до «партнерских» - видимо, никаких реальных совместных проектов, которые бы соответствовали такому высокому статусу, власти так и не удалось запустить. При этом отношения с Польшей в Экспертной части Послания названы «стратегическими». В общем, хаос в отношении характера внешнеполитических векторов сотрудничества продолжается.

Вновь был поднят вопрос о необходимости реанимирования ГУАМ. Как и зачем это делать – ответа нет. К чему плодить неэффективные региональные организации, которые не в состоянии совместно реализовать ни одного значимого проекта? Вполне логично было бы сделать акцент на двухсторонних отношениях с каждой из стран-участниц.

Радует, что из сферы угроз национальной безопасности решили вычеркнуть различные инсинуации на тему «информационных угроз национальной идентичности» и т.д. Похоже, что Украина начинает здесь становиться на позиции здравого смысла и разумного прагматизма.

В Стратегии подтверждается намерение Украины и дальше активно развивать отношения с НАТО, правда, указывается, что такое сотрудничество будет происходить в рамках существующих механизмов. Хотелось бы надеяться, что механизмы такого сотрудничества все же не предусматривают встраивания НАТО в систему принятия решений в сфере обороны Украины, как это часто бывало при В.Ющенко.

Интересно отметить, что в отличие от провозглашенной в украинском парламенте части Послания никакого сотрудничества с ОДКБ, как одним из важных партнеров в сфере безопасности, не предусматривается. Упомянуто лишь желание участвовать в программах безопасности ОБСЕ, СНГ, ОЧЕС и неких «других международных организаций».

Предложен целый комплекс мер по оптимизации системы сектора безопасности. Некоторые из них выглядят, конечно, больше как благостные пожелания. Например, «стабилизация ситуации в Вооруженных силах и остановка понижения уровня их боеспособности и боеготовности». Эта мера понятна и своевременна, однако насколько это возможно в условиях хронического недофинансирования? Вместе с тем большая часть мер, прописанных в Стратеги, выглядит вполне дельно и разумно.

В целом можно констатировать, что новая редакция Стратегии национальной безопасности Украины (а скорее всего, она в таком виде и будет принята) значительно более деполитизированный документ, чем ее нынешняя версия. По большей части авторы явно хотели аккуратно обойти острые углы (особенно внешнеполитические), что местами удавалось, а местами привело к весьма странным результатам и формулировкам (как уже упоминавшаяся ситуация с Россией, Китаем и Польшей).

Во многом на положениях Стратегии сказалась не совсем понятная политика «многовекторности», которой сейчас пытается следовать официальный Киев. Однако совершенно очевидно, что украинское руководство само путается в своих приоритетах, а это приводит к сложностям при формировании общегосударственных документов, не говоря уже о их реализации.

_________________________________________

(1) Здесь и далее цитаты про Проекту Стратегии национальной безопасности Украины - http://www.president.gov.ua/docs/Poslannya_sborka.pdf

Оставить комментарий Комментариев: 0

Другие статьи раздела: