Поиск по сайту:

ПРЕОДОЛЕНИЕ ВЫЗОВОВ / ПОДОЛАННЯ ВИКЛИКIВ

Белорусская модель? А почему бы и нет?!

Артём БУЗИЛА 04.09.2011 01:56


После ареста Юлии Тимошенко многие оппозиционные силы (не только партии, но и, к примеру, журналисты) заявляют, что политический режим в Украине скатывается к белорусскому варианту. Это туда, где согласно нашим оппозиционерам (исключительно прозападным, к слову) царит самая страшная в Европе диктатура, за кривое слово против действующей власти сажают пожизненно, люди голодают и только и мечтают, как бы освободиться из-под диктаторского сапога. Впрочем, если бы отечественные оппозиционеры удосужились поинтересоваться у доброй половины украинских граждан (ну или хотя бы у жителей, граничащих с Белоруссией районов) пугает ли их белорусский вариант, что им больше по душе – белорусская «диктатура» или украинская «демократия», полагаю, от подобных заявлений оппозиционерам пришлось бы воздержаться. Ибо в представлении многих украинцев этот самый вариант означает как минимум чистые и постоянно ремонтирующиеся улицы, работающие заводы, не доведённое до ручки село, достойные пенсии. Как максимум для просвещённых граждан – ещё и более стабильный политический режим.

Голосование зимы 2010 года не было голосованием за Януковича или за Тимошенко, впрочем, как и в 2004-м соперничали не Янукович и Ющенко. Президентские выборы в Украине схлестнули две системы ценностей, два идеала, две модели развития. Тимошенко и Ющенко поддерживали сторонники европейского вектора – пускай с солидной долей национализма и популизма, но однозначно европейского. Януковичу симпатизировали сторонники постсоветского направления, сильной руки, «хорошего хозяйственника». И хотя на последних выборах Янукович также широко использовал и лозунги европейской интеграции, всё же у жителей Юга и Востока Украины (да и не только у них) его кандидатура ассоциировалось именно с СНГ и со всеми плюсами, которыми, по мнению его избирателей, предлагает такая модель.

Как получается, постсоветскую модель лучше всего можно проследить, кстати, не только на примере Беларуси, но и на примере России или Казахстана, где реализована она не менее удачно. Заключается эта модель в следующем: есть некогда успешная республика, обедневшая после развала СССР, потерявшая прежние торгово-экономические связи, с надолго застрявшей в переходном периоде экономической системой, с не устоявшейся политической нацией, где и так бедственное состояние граждан вдобавок подстёгивают национальные, религиозные, языковые конфликты. Одна часть политической элиты зовет опять в Союз с Россией, Беларусью и Казахстаном, другая призывает ориентироваться на Восточную Европу, Чехию, Польшу, Венгрию и прочую молодежную компанию ЕЭС. Куда пересичному украинцу податься?

И тогда к власти приходит сторонник третьего пути. Он не ставит своей основной задачей сохранение и приумножение демократии как таковой, руководит, что называется, твёрдым кулаком, налаживает вертикаль власти, но и не отменяет демократические нормы, не запрещает оппозиционные партии, не отказывается от диалога с представителями других политических сил. Он не хочет устанавливать железный занавес в отношениях с Западом, но он против диктата США и ЕС на европейском континенте. Он не тянет страну назад в Советский Союз, подчёркивает необходимость сохранения независимости своей Родины, но вместе с соседями активно участвует в создании нового постсоветского объединения. Он не делает резких, необдуманных движений в плане исторических, культурных, ментальных вопросов. Но в то же время пересматривает отдельные из них аккуратно, взвешенно, стараясь никому не навредить. И наконец, он налаживает экономику, повышает пенсии, восстанавливает промышленность, улучшает политический климат, устраняет раскалывающие общество проблемы. Народ видит в нём спасителя, подарок судьбы, национального лидера, но никак не диктатора-узурпатора. Так или примерно так выглядят политические портреты практически всех лидеров нового геополитического проекта - Таможенного союза. В подобном свете смотрели большинство избирателей и на Януковича.

Если говорить в общем, то за полтора года своего правления Янукович во многом следовал вышеописанному образцу. Политическая стабильность действительно заглянула в, казалось, вечно разъедаемую кризисами Украину. Президенту вернули большинство его полномочий, и теперь он политическая фигура номер один, не распыляющаяся на распри с исполнительной или законодательной ветвями власти. В международном направлении взят курс на восстановление отношений со странами СНГ, Таможенным союзом, на европейском векторе – да, по-прежнему стремление к интеграции, но уже не унижение, не христорадничанье, не сдача национальных интересов. На историческом, культурном, гражданском фронте – движение в сторону построения единой политической нации на основах гражданского патриотизма, уважение к национальным и историческим святыням, полный отказ от национализма.    

Но для того, чтобы подобно своим постсоветским коллегам иметь рейтинг под 80% и вызывать гневную зависть у обанкротившейся прозападной оппозиции, у украинского лидера не хватает самого главного - той самой экономики, роста зарплат и пенсий, налаживания работы промышленности, ремонта дорог, выполнения предвыборного лозунга «Улучшение жизни уже сегодня». Потому что когда нет хлеба, одной лишь гордости за поднимающуюся с колен страну мало.
Естественно, на подобных недостатках экономического развития Украины не могут не попиариться западники: смотрите, мол, куда завёл Украину откат от европейской модели. Необходимо незамедлительно повернуться обратно лицом к Западу и спиной к Востоку. Но опрометчиво следовать таким советам, конечно, нет необходимости.

Во-первых, хоронить политику Януковича ещё рано. Само собой, оправдывать действующего украинского президента за затяжной характер его реформ, пока не дающих особого результата, не стоит. Впрочем, и ставить на них крест рановато.

Во-вторых, даже если рассматривать исторический путь западных государств, то становится очевидным, что во время серьёзных системных кризисов гораздо более эффективными являются фигуры сильных президентов, национальных лидеров. А «наёмные менеджеры» или «толковые специалисты», способные управлять страной в устойчивые периоды, бесполезны в критических ситуациях. Примерами таких  сильных, а порой и жестких модернизаторов (проводивших свои реформы даже вопреки желанию народа) могут служить Шарль де Голль во Франции, Франклин Рузвельт в США, Маргарет Тэтчер в Великобритании. Примеры найдутся и в высокоразвитых государствах другого (незападного) типа: например, таким же путём шли и все азиатские тигры – Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Китай. Это лишь очередной раз подтверждает, что украинскому политическому истеблишменту тоже рано или поздно придётся явить свету своего де Голля, своего Дэн Сяопина, своего Ататюрка, пусть это уже и не будет Янукович. Не исключено, что лозунги «сильного президента» и «сильной власти» будут использоваться во время парламентских выборов 2012 года и президентских 2015-го. Тогда, не стоит исключать, и появятся альтернативные Януковичу игроки, способные в будущем сменить его на посту национального лидера и более успешно развить на практике нужную Украине политическую систему с сильным руководителем во главе.

Кстати, именно этим не в последнюю очередь нужно объяснять шаги Януковича по налаживанию властной вертикали, возвращению к Конституции 1996 года. Янукович не сконцентрировал в своих руках всю полноту власти, в чём его обвиняют оппоненты, он лишь восстанавливает традиционный для Украины и более всего ей подходящий политический режим – президентскую республику. И кто бы ни заменил Януковича на посту президента, ему доведётся руководить страной в данной политической системе.

                                                                               ***

Последние социологические опросы показывают, что количество выступающих за присоединение Украины к союзу России и Беларуси растёт и уже превысило количество сторонников европейской интеграции. Это говорит не только о том, что в Украине сегодня как никогда за годы независимости сильны идеи славянского и православного братства, но и о том, что, с точки зрения большинства украинцев, современные политические системы России и Беларуси оказались более эффективными, отвечают потребностям граждан, больше подходят государствам постсоветского пространства.

А учитывая непрекращающиеся экономические кризисы в Румынии, Болгарии, Греции, Португалии и постепенно затрагивающие некогда процветавшие Италию и Ирландию, то эта тенденция в ближайшие несколько лет вряд ли серьёзно изменится. Поэтому пугать украинцев белорусским или российским вариантом - бессмысленно, никто не против такого варианта. И если нынешний глава государства не проявит политической воли, останется лишь надеяться, что появление нового сильного национального лидера в украинской политике ещё впереди. 

Оставить комментарий Комментариев: 1
поліщук | 04.09.2011

Все знают, что стратегическая цель создания российского союза - ликвидация Украины как государства. Поэтому если в Украине появится сильный национальный лидер, он будет всеми силами противостоять упомянутой цели Кремля. И уж не вступать с ним ни в какие союзы.

Другие статьи раздела: