Поиск по сайту:

ПРЕОДОЛЕНИЕ ВЫЗОВОВ / ПОДОЛАННЯ ВИКЛИКIВ

Крымско-татарский фронт как оппозиция меджлису (II)

Виктор АФАНАСЬЕВ 27.02.2012 01:40

Часть I

Объединение оппозиционных меджлису сил

Несмотря на рост протестных настроений и недовольство в среде самих крымских татар «руководящей и направляющей» ролью «нелегального этнического парламента», в течение долгого периода времени оппозиция меджлису не могла действовать едино. Основу ее составляли «Милли Фирка», молодежная организация «Поколение “Крым”», фонд «Ватандаш-Соотечественник» и другие структуры.

В то же самое время меджлис категорически отказывался направлять своих представителей для работы в Совет представителей крымско-татарского народа при президенте Украины, в том числе после того, как произошло «переформатирование» его состава и этот орган возглавил Лентун Безазиев.

Процесс объединения оппозиции начался 3 декабря 2011 года, когда ее активисты заявили о создании в Симферополе постоянно действующего собрания ветеранов крымско-татарского национального движения. Стратегической целью было провозглашено принятие парламентом Украины закона «О восстановлении прав и реабилитации депортированного крымско-татарского народа».

Для достижения желаемого результата 28 января 2012 года оппозиционеры объявили о создании «Крымско-татарского фронта» и проведении 18 мая этого года на площади Ленина в Симферополе чрезвычайного общенародного собрания крымских татар.

Вновь созданное объединение, по всей видимости, взяло за основу принцип функционирования курултая, на который делегируются представители городов и сел по национальному признаку. В частности, мероприятие 18 мая планируется провести с использованием специальных анкет-приглашений для участников. При этом нормой представительства запланировано выбрать формулу: «один делегат от каждой крымско-татарской семьи».

Существенным отличием характера проведения мероприятия, которое собрало, по оценкам правоохранительных органов, от 420 до 450 человек, от акций меджлиса стало то, что выступления его участников последовательно переводились на русский язык.

Один из организаторов конференции Ринат Шаймарданов пояснил, что это было специально сделано для того, «чтобы те люди, и прежде всего журналисты, которые не понимают крымско-татарский язык, могли понять все, что происходит (на конференции Крымско-татарского народного фронта – автор), и дать обо всем этом достоверную информацию».

Выступившие ораторы поспешили смягчить тональность выступлений, и, упреждая возможную резкую критику со стороны меджлиса, заявили о том, что «Крымско-татарский народный фронт – это не фронт против Украины, не фронт против славянского населения, не фронт против меджлиса, не фронт против кого бы то ни было, а объединение всех прогрессивных сил за проведение демократических преобразований в Украине» (1).

В то же время особый акцент создатели Крымско-татарского фронта сделали на его легальности.

Последствия создания «Крымско-татарского фронта»

Несмотря на заявления «фронтовиков» о том, что их объединение не направлено против меджлиса и не является оппозицией ему, в пользу оппозиционности говорят следующие моменты.

Во-первых, новое объединение появилось в год проведения парламентской избирательной кампании на Украине, в то время, когда меджлис еще не определился окончательно с политическим партнером для совместного похода за депутатскими мандатами в Верховную Раду Украины. Это грозит меджлису потенциальным дроблением и сегментацией поля его сторонников и возможным перетеканием их части под знамена «фронтовиков».

Во-вторых, «Крымско-татарский фронт» собрал лидеров организаций, в разное время публично выступавших с довольно резкой критикой меджлиса, указывавших на его нелегальный статус.

В-третьих, в состав объединения вошло несколько лидеров так называемых «полян протеста», то есть самозахватов земли. Это свидетельствует в пользу того, что фронтовики намерены нарушить «монополию» меджлиса на контакты с властью в вопросах получения крымскими татарами земельных участков.

В-четвертых, нельзя сбрасывать со счетов и прямой призыв к членам меджлиса и делегатам курултая поддержать меморандум о создании «Крымско-татарского фронта». Это можно рассматривать и как технологию «морального давления» по принципу «кто не с нами, тот против нас».

При этом лидер меджлиса Мустафа Джемилев отказался подписать этот документ. По его мнению, планы оппозиции провести альтернативное собрание 18 мая в том месте, где меджлис ежегодно проводит траурный митинг памяти жертв депортации, — это провокация. «Видимо, их цель — внести раскол и организовать столкновения в день нашего национального траура»(2).

С другой стороны, вызывает серьёзные вопросы идеология, которую взяли за основу участники «Крымско-татарского фронта». В частности, они заострили внимание на необходимости принятия закона «О восстановлении прав и реабилитации депортированного крымско-татарского народа», что само по себе идет вразрез с Конституцией Украины, не допускающей привилегий по национальному признаку.

В то же время «фронтовики» никак не прокомментировали декларацию о национальном суверенитете крымско-татарского народа от 28 июня 1991 года, в которой прямо говорится о том, что «Крым является национальной территорией крымско-татарского народа, на которой только он обладает правом на самоопределение…

Земля и природные ресурсы Крыма, включая его оздоровительно-рекреационный потенциал, являются основой национального богатства крымско-татарского народа»(3). Не выразив своего отношения к такому принципу, «фронтовики» молчаливо согласились с радикальной формулировкой декларации, нарушающий межнациональный мир на полуострове.

Эксперты полагают, в создании оппозиционного меджлису «Крымско-татарского фронта» больше просматриваются не мотивы идеологического оппонирования, а желание конкуренции в борьбе за власть и влияние. По мнению Анатолия Филатова, «основной задачей организаций, объединяющихся в «Крымско-татарский народный фронт», является лишь смещение руководства «меджлиса» при сохранении весьма спорных с правовой точки зрения узкоэтнических требований. Таким образом, крымское общество в лице «Крымско-татарского народного фронта» может получить пилюлю, которая ничем не слаще «меджлиса»(4).

В среде политиков звучат и довольно интересные версии происходящего о том, что в создании «Крымско-татарского фронта» как оппозиции меджлису очень заинтересована действующая власть. Подобную позицию представил народный депутат Геннадий Москаль («Наша Украина—Народная самооборона»). «При любом крымском премьере власть хочет расколоть крымских татар, разорвать их единство в отстаивании своих прав. И этот новый “фронт” — из той же оперы"»,— заявил господин Москаль(5). Между строк этой версии читается интерес действующей власти в создании «противовеса» меджлису, делающего эту нелегальную структуру «более сговорчивой».

Представители крымской власти поспешили опровергнуть такое заявление. Вице-спикер Верховного совета Крыма Григорий Иоффе назвал «абсолютной глупостью» утверждение о том, что власть поддерживает оппозицию меджлису, а саму идею проведения «чрезвычайного общенародного собрания» — «политическими игрищами». «Никто во власти не обсуждает заявления самопровозглашенной группы непонятных людей. Мы-то и заявления меджлиса не особенно обсуждаем. Думаю, крымско-татарский народ сам разберется и со своими лидерами, и с антилидерами»(6).

Изучив все достойные внимания суждения относительно создания «Крымско-татарского фронта» можно сделать ряд выводов.

1. Вновь созданная структура «фронтовиков» является фактической оппозицией меджлису в вопросах его влияния на крымских татар и в борьбе за политическую власть - представительство в Верховном Совете АРК и Верховной Раде Украины.

2. Вряд ли стоит считать «фронтовиков» идеологическими оппонентами меджлиса. Во всяком случае, в их публичной риторике подобных тезисов не присутствует. Ключевые заявления «Крымско-татарского фронта» о создании законодательной базы, обеспечивающей закрепление дополнительных привилегий для одной этнической группы, в целом перекликаются с меджлисовскими требованиями.

3. В то же время создание нового объединения, лидеры которого явно претендуют на политическое представительство, тактически ослабляет меджлис в год сложных для него парламентских выборов, потенциального ухода с поста председателя «бессменного» лидера меджлиса Мустафы Джемилева.

1. http://novoross.info/politiks/11048-v-krymu-sozdan-krymsko-tatarskiy-narodnyy-front.html
2. http://www.kommersant.ua/doc/1858146/print
3. http://kro-krim.narod.ru/LITERAT/TATARI/tatdekl.htm
4. http://uamedia.visti.net/content/krymsko-tatarskiy-narodnyy-front-mozhet-stat-zalozhnikom-borby-s-medzhlisom
5. http://www.kommersant.ua/doc/1858146/print
6. Там же.

АФАНАСЬЕВ Виктор, кандидат политических наук.

Оставить комментарий Комментариев: 0

Другие статьи раздела: