Поиск по сайту:

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ / ГОЛОВНI ТЕМИ

После февраля 2010

Виктор КОСТЕНКО 27.12.2009 01:07

В то время как большинство политических аналитиков сосредоточилось на проблеме «17 января» (дате выборов президента Украины) и выяснении того, кто и с каким показателем выйдет во второй тур, не менее интересными, а возможно, и более важными с точки зрения реальности являются прогнозы относительно того, каковы будут первые шаги нового президента. Ведь даже если предположить фантастическую картину того, что проигравший (кем бы он ни был) не будет оспаривать результаты, политический пасьянс неизбежно заиграет новыми красками.

Согласно социологическим опросам, пока что лидером президентского забега является В.Янукович, у которого, по разным оценкам, рейтинг составляет около 25-28%, в то время как у Ю.Тимошенко – от 17 до 20%. Впрочем, это рейтинги первого тура, а что будет происходить во втором, предсказать практически  невозможно. Однако с высокой долей вероятности можно прогнозировать, что новым президентом станет либо В.Янукович, либо Ю.Тимошенко. Чего же можно ожидать от них в качестве первых политических шагов после избрания на пост президента страны?
 
В любом случае основной проблемой нового президента будет парламент. Без реальной парламентской поддержки в виде стабильно действующей коалиции со значительном перевесом голосов деятельность вновь избранного президента эффективной быть не может в принципе. Тем более никогда не удастся решить самый важный вопрос – правительственный.
 
И тут ситуация у двух основных кандидатов принципиально разная. В случае избрания на президентский пост, у Януковича  теоретически  есть два пути урегулирования этого вопроса в рамках нынешнего политического расклада – договариваться с Ю.Тимошенко (оставляя ее на посту премьер-министра и дальше) либо формировать новую коалицию (привлекая либо НУНС, либо Блок Литвина) и избирать новое правительство. Впрочем, это теория, а на практике оба варианта являются невозможными, поскольку вряд ли Янукович, который практически всю предвыборную кампанию строил на критике действующего правительства и ее лидера, сможет объяснить, без электоральных потерь, избирателям, почему он вдруг решит договариваться с Тимошенко после своей победы.
 
Сомнительно, что и сама Тимошенко пойдет на подобное соглашение, особенно после удручающего опыта таких объединений в мае-июне 2009 года. Еще менее вероятным является создание новой коалиции в составе действующих депутатских фракций. Совершенно точно на это не пойдет изрядно «оБЮТившийся» НУНС (с ядром из пещерных националистов). Возможны варианты, при которых удалось бы уговорить Литвина (в обмен на гарантии широкого представительства во власти), однако тот слишком осторожен и побоится получить ярлык «нового Александра Мороза». В.Литвин также может надеяться на приличный результат на досрочных парламентских выборах.
 
Таким образом, президент Янукович - это почти гарантия объявления внеочередных парламентских выборов, о чем и сам лидер Партии регионов напоминает в каждом интервью: «Безусловно, нужно будет немедленно переизбирать этот парламент. Безусловно» (1).
 
Значительно более высокие шансы на сохранение действующего парламента в случае победы Тимошенко.
 
Формально коалиция есть и сейчас, а уж нарастить ее такому волевому человеку, как Тимошенко, имея в руках президентские полномочия, вообще может стать делом техники. Во-первых, единственную реальную угрозу ее спокойному существованию на посту президента представляет Партия регионов. Однако в то же время наличие крупного бизнеса в рядах регионалов явно будет способствовать давлению на руководство партии с целью поиска компромиссов с бело-сердечными. Да и проигрыш Януковича, с высокой долей вероятности, расколет партию (или изрядно подточит ее монолитность) на несколько более мелких проектов, а самого Януковича, по-видимому, отправит на «политическую пенсию».
 
Во-вторых, по словам Т.Черновола, у Тимошенко есть важная черта, которая способствует ее длительному политическому существованию – умение привлекать чужие ей элиты: «Тимошенко, придя к власти, начинает искать ключевых людей, которые имеют какое-то влияние. Так у нее появились все эти Губские и другие. И в Партии регионов про эту ее привычку знают. Они понимают: когда Юля станет президентом, нужно просто прийти и продемонстрировать лояльность, и этого будет достаточно чтобы стать «своим в доску». И они сделают это очень быстро» (2).
 
Можно сказать, что уже делают, учитывая постоянные поздравления от «шахтерских коллективов», вручение отраслевых наград премьеру и т.д. Естественно, что в таких условиях никакой необходимости в досрочных выборах не будет, и даже если Партия регионов решит каким-то образом поспособствовать роспуску парламента, то может оказаться, что политической воли к этому нет ни у одного из оставшихся политических игроков, включая часть самих регионалов.
 
Вторая по важности проблема – новый премьер. Поскольку при президенте Януковиче перевыборы неизбежны, то и решать вопрос с новым премьером нужно будет по результатам выборов. Совершенно точно в парламент пройдут новые силы, которые будут претендовать на свою долю во власти и подкреплять это желание своими парламентскими фракциями. Среди новых парламентских сил могут появиться партии Яценюка, Тигипко и Тягнибока, причем результаты первых двух могут быть настолько серьезными, что у Януковича возникнет реальная проблема выбора. На сегодняшний день, видимо, именно фамилия Яценюка в обсуждаемых вариантах в штабе Партии регинов возникает чаще всего, поскольку в своем интервью Би-Би-Си В.Янукович именно Яценюка назвал возможным премьером (3).
 
Неоднозначна ситуация и с возможным премьером при президенте Тимошенко. С одной стороны, однозначный авторитаризм Тимошенко диктует логику назначения на этот пост человека подконтрольного и без серьезных амбиций (таким премьером у Ющенко был Ехануров, а у Тимошенко мог бы стать Турчинов), но который бы устроил всех участников коалиции. Однако Тимошенко прекрасно понимает, что утвердить такого человека на должности премьер-министра -  задача практически нереальная без наличия БЮТовского большинства в Верховной Раде. Видимо, именно поэтому в программе «Большая политика», состоявшейся 4 декабря 2009 г., она озвучила иной критерий выбора премьера: «Я больше не хочу, чтобы это [правительство – Авт.] формировалось по партийному или по квотному принципу, исключительно по профессиональному принципу. Я взяла обязательство публично в присутствии большого количества средств массовой информации, что именно того человека буду подавать в парламент, который поддержан профессиональной средой» (4).
 
То есть Тимошенко сразу предупреждает, что тем политическим силам, которые будут входить в парламентскую коалицию, не стоит рассчитывать на возможность претендовать на премьерскую должность, но в то же время однозначно говорится, что к их мнению обязательно прислушаются. Фактически речь идет о выборе нового премьера из тех политиков, которые пока что не имеют собственного представительства в парламенте, но могут туда попасть с хорошим результатом в случае досрочных выборов. И это снова возвращает нас к двум кандидатурам – Яценюка и Тигипко, причем с акцентом на последнем. Тигипко однозначно более выгоден для Тимошенко, чем Яценюк.
 
Во-первых, С.Тигипко неоднократно демонстрировал, что может быть лоялен в отношении Тимошенко и даже по-своему ей предан.
 
Во-вторых, именно Тигипко может забрать определенную часть голосов Партии регионов на юго-востоке Украины, что позволит Тимошенко, в случае досрочных выборов, идти с его силой единым блоком и добиваться там серьезных результатов.
 
В-третьих, предвыборные программы Тимошенко и Тигипко практически созвучны в области внутренней и внешней политики и содержат лишь незначительные различия.
 
Однако сомнительно, что кандидатуру Тигипко поддержали бы в парламенте, а вот Яценюк, несмотря на странность такого альянса, вполне мог бы стать новым премьером.
 
Во-первых, его поразительная склочность гарантировала бы депутатам отсутствие спокойствия у Тимошенко на этом направлении.
 
Во-вторых, поскольку у него по настоящему своей политической силы нет (НУНС в данном случае вряд ли можно таковой назвать), то он был бы вынужден взять на себя немало обязательств перед почти всеми фракциями, что удовлетворило бы представителей крупного бизнеса в этих фракциях. Если бы внеочередные парламентские выборы все же состоялись и партия Яценюка прошла в парламент с теми показателями, которые ей пророчат некоторые социологи (от 7 до 10%), то у него появились бы дополнительные рычаги давления на Тимошенко в этом вопросе.
 
И, наконец, третья проблема, возникающая перед победителем в президентских выборах – внешнеполитические векторы и, в частности, украино-российские отношения и евроатлантическая интеграция. Меньше всего «резких движений» в этой сфере стоит ожидать в случае прихода к власти Тимошенко. Достигнутые именно ее усилиями договоренности в газовой сфере (да еще и с учетом того, что «Газпром» часто идет ей навстречу), заложенный базис экономического сотрудничества в рамках пяти встреч с В.Путиным – все это будет способствовать определенной стабильности экономической составляющей межгосударственных отношений.
 
В то же время возможны и определенные отходы от той политики, которую до последнего времени демонстрировала Тимошенко. В первую очередь, это может быть связано с прибытием на Украину нового посла США. Во время утверждения на этот пост 8 октября 2009 года Дж. Теффт отметил, что вопросы энергетической безопасности (естественно, в первую очередь США – Авт.), наполнения реальным содержанием Хартии о стратегическом партнерстве и контроль за выполнением критериев вступления Украины в НАТО будут среди приоритетов его деятельности в Киеве (5).
 
Собственно говоря, он и не скрывает свою роль прокуратора Украины и активного участника политических процессов, происходящих в стране. Теффт заявил, что «поддержка Украины служит интересам Америки, поскольку Украина является ключевым компонентом европейской безопасности» (6).
 
А с учетом того, что, по свидетельству его бывших коллег, Теффт относится к тем людям, которые «была бы их воля, решили бы все вопросы одним махом и без всякой посторонней помощи» (7), можно себе представить тот уровень вмешательства, который может позволить себе новый американский посол на Украине. Поскольку и на посту премьер-министра Тимошенко сделала немало для продвижения Украины в НАТО, то можно предположить, что этот вектор кардинально изменен не будет. Хотя, возможно, и приобретет несколько иные очертания, если Тимошенко захочет реально поучаствовать в обсуждении инициативы российского руководства относительно Договора о европейской безопасности.
 
Как ни удивительно, но куда менее предсказуема будет реальная внешнеполитическая линия Януковича. Естественно, что восстановление отношений с Россией будет среди декларируемых приоритетных целей. Да и первый международный визит Янукович, скорее всего, нанесет именно в Москву.
 
Насколько захочет Янукович наполнять реальными смыслами украино-российское сотрудничество, станет понятно по тому, как будет работать при нем Комиссия на уровне президентов и Межведомственная стратегическая группа по украино-российским отношениям, об эффективной деятельности которых при Ющенко слышать не приходилось.
 
Не добавляют оптимизма и заявления Януковича о необходимости пересмотра газовых договоренностей. Совершенно очевидно, что такая идея вряд ли повысит шансы на конструктивные украино-российские отношения, да и у руководства ЕС такие «инициативы» не вызовут особого энтузиазма. Зато совершенно точно с радостью за это ухватятся США и те члены Партии регионов, которые по совместительству с депутатством являются собственниками крупных промышленных гигантов, для которых цена на газ – вопрос их персонального благополучия. Надежды на пророссийский вектор политики президента Януковича серьёзно подрывает его поразительно аморфная в отношении внешнеполитической линии предвыборная программа, а также однозначный настрой уже упомянутого Теффта запустить работу Комиссии стратегического партнерства (8), которая во многом должна заниматься именно процессом жесткого вовлечения любого президента в сферу отстаивания американских интересов.
 
В контексте внешнеполитической неопределенности наиболее вероятных новых президентов Украины, приезда чрезвычайно активного нового посла США наиболее остро проявляется вопрос отсутствия на Украине посла России. Надеяться в этой ситуации, что с новым президентом удастся выстраивать либо межличностные отношения, либо базирующиеся на давнем деловом сотрудничестве, будет самообманом.
 
На Украине действительно нужен российский посол, причем посол активный, занимающий жесткую позицию и умеющий отстаивать приоритеты Русского мира в русле внешней политики Российской Федерации.
 
_____________________
(1) http://podrobnosti.ua/power/2009/11/24/646175.html
(2) http://www.pravda.com.ua/news/2009/11/16/105372.htm
(3) http://www.bbc.co.uk/ukrainian/ukraine/2009/11/091123_yanukovych_ie_is.shtml
(4) http://www.unian.net/rus/news/news-350519.html
(5) http://foreign.senate.gov/testimony/2009/TefftTestimony091008p.pdf
(6) Там же
(7) http://blogs.pravda.com.ua/authors/hetmanchuk/4b1535588ac66/
(8) http://foreign.senate.gov/testimony/2009/TefftTestimony091008p.pdf

Оставить комментарий Комментариев: 1
оукраинец-сибирский | 30.12.2009

"На Украине действительно нужен российский посол, причем посол активный, занимающий жесткую позицию и умеющий отстаивать приоритеты Русского мира в русле внешней политики Российской Федерации."


Если понимать под "руслом внешней Российской федерации" интересы ОПГ нефтегазовых олигархов Эрефии и кремленоидов, то нынешним кремлёвским ельциноидам на смену Черномырдину в самый раз будет послать какого-нибудь Вяхирева или Миллера ...


Автор искренне дурачок, верящий в русскость интересов ельциноидного Кремля или покупной профпатриот?!