Поиск по сайту:

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ / ГОЛОВНI ТЕМИ

Разговор с властью о власти. Письмо Президенту Украины

Ян ТАКСЮР 14.10.2011 01:13

Здравствуйте, Виктор Фёдорович!

Снова пишу к вам. В первый раз я, ваш рядовой избиратель, обращался к вам, когда вы имели несчастье троекратно поцеловать лжепатриарха Филарета.
 
Однако письмо тогда не отправил, лишь ограничился его публикацией. Не отправил, маловерно предполагая, что вы его не получите или вам его не передадут. А если и получите, то не станете читать. Нынешнее моё письмо отправлю обязательно. Потому что верю: Богу всё возможно. А я надеюсь на Него, а не на вашу администрацию.
 
В сентябре наша Церковь, к которой мы оба с вами принадлежим, отмечала память святых князей Бориса и Глеба. Какое отношение они, жившие тысячу лет назад, имеют к вам? Самое прямое. Они обладали властью на тех же землях, на которых обладаете властью и вы. И над тем народом, чьи потомки теперь во многом зависят от вас и от вашей власти.
 
Но своими решениями и поступками святые князья явили языческому миру нечто совершенно ему неведомое. Явили не обычное мирское поведение властителей, но проявили неземное христианское понимание власти и её последствий. Понимание того, Кто есть источник власти и Кем она дана. Только исходя из этого осознания, святые Борис и Глеб смогли принять исключительно трудные, мучительные, но высокие и мудрые решения. Мудрые не перед миром земным, с его обыденной примитивной логикой выживания, но перед Богом. А вам, Виктор Фёдорович, теперь приходится принимать решения, каждое из которых может определить всю вашу дальнейшую судьбу.
 
Но святых князей мы вспомним чуть позже. А сначала поговорим о земном, обыденном.
 
С точки зрения обыденного, массового сознания (которому всегда кажется, что всё на свете просто и понятно) моя затея с письмом к вам смешна и бессмысленна.
 
Не сомневаюсь – трезвомыслящие, «прагматические» господа сочтут моё намерение глупостью. Поскольку они абсолютно уверены в том, что вы: а) зависимы от лидеров Запада и несамостоятельны в своих решениях; б) больше всего на свете боитесь потерять личные накопления; в) вынуждены угождать партийным спонсорам, крупным олигархам, своему окружению, и потому интересы народа для вас далеко не на первом месте.
 
Больше того, я и сам одной частью своей души тоже имею грех так о вас думать (и мои возможные критики напрасно будут смеяться над моей наивностью и гордиться своей прозорливостью – так думать большого ума не надо, это «азбука политической жизни»). Политической, но не небесной.
 
Однако злобные обличители и насмешники, как правило, люди плоские, одномерные (то есть, имеют одну критическую мыслишку и с ней живут, и больше им не надо). Но не знают, убогие, что один и тот же человек, неважно президент или рядовой гражданин, может одновременно иметь Бога в сердце и при этом падать, грешить, потом подниматься, каяться и снова падать. И ещё не знают наши земные мудрецы, что Бог любит человека всегда – и тогда, когда он высок, и тогда, когда падает. То есть любит вопреки той «разумной» логике, которую в романе Булгакова сформулировал некий иностранец: «...кароши люблю, плохой – нет».
 
И ведь что интересно: все мы (и те, кто вас осуждает в том числе) сами хотим, чтобы нас лично любили именно так – любыми, какие мы есть, как любит родная мать, как любит Бог. Мы, осуждающие вас, не желаем, чтобы на нас ставили клейма «бандит», «коррупционер», «предатель». Наоборот, мы надеемся, что любящее сердце, кроме наших слабостей и пороков, увидит в нас прекрасное и благородное. Словом, все мы жаждем не земного суда, но божественной любви.
 
А потому, отбросив плохое, которого в каждом из нас хватает, и несомненно предполагая в вас высокое (не от земного, но от небесного мира), я обращаюсь к вам, Виктор Федорович, как к православному христианину. К тому, кого не судить должен, по заповеди, а любить. Обращаюсь, надеясь на лучшее в вас, на то, что Евангелие для вас слово Бога и по нему вы судите себя и святые для вас живой пример.
 
Так вот, князья Борис и Глеб, дети Владимира Святого, имевшие власть над людьми (Бориса, любимого народом, хотели видеть на Киевском престоле, и взять этот престол ему с дружиной не составило бы большого труда), эти святые мученики-страстотерпцы от власти отказались. И не просто отказались. Они добровольно приняли смерть от своего брата Святополка, позднее прозванного Окаянным.
 
Почему так нелогично, так «непрагматично» они решили? Потому что им ради власти нужно было убить своего старшего брата. Потому что нужно было нарушить неведомую до тех пор язычникам-славянам заповедь любви. Потому что принимали они эту заповедь не «частично», а полностью, до конца.
 
И что же? Что в итоге такого политически необъяснимого шага? Итог один: Борис и Глеб живут и будут жить вечно со Христом в Его славе. А от могилы Святополка Окаянного, по свидетельству летописца, исходил невыносимый смрад.
 
Выходит, святые князья смогли выбрать для своих решений не земную, но небесную логику. Поскольку Небо, как и для каждого христианина, было их главной целью. И угодили Богу. Церковь исповедует: они святые, им молятся, они приходят на помощь. А ведь поступили, повторюсь, совсем не так, как это принято в большой политике, особенно, когда решается вопрос о власти.
 
И, кстати, не были Борис и Глеб безвольными и слабосильными. Они были настоящими воинами. Но всё дело в том, что, во-первых, как и всякий подлинный христианин, они верили – со смертью жизнь не заканчивается, а подлинная жизнь только начинается. И, во-вторых, знали, что перед Богом, который дал им власть над людьми, им придётся рано или поздно отвечать. Дать отчёт в том, скольких они защитили (а власть -  это, прежде всего, защита от зла тех, кто от тебя зависит). Понимали: многих защитят – много получат от Начальника Жизни. Многих соблазнят или позволят соблазнить – и наказаны будут премного. Иными словами, свои деяния эти христианские политики рассматривали в небесной перспективе. А кровь брата, тем более старшего, могла стать началом большой беды, как теперь говорят, опасным прецедентом. Могла последовать вереница новых убийств, и кровавое колесо, однажды пущенное по родной земле, уже трудно было бы остановить. Нарушить закон Бога, закон любви для святых князей оказалось страшнее, чем принять смерть от наёмных убийц. Подать повод к междоусобице в государстве и между остальными братьями (среди которых был и Ярослав, позднее разбивший Святополка) для Бориса и Глеба было грехом тягчайшим. И они выбрали смерть физическую, чтобы не погибнуть духовно – лишиться жизни в Боге. Боялись ли они смерти? Конечно. Есть свидетельства – молились, трепетали, ожидая убийц. Но Бога они любили больше себя, и страх оскорбить Его был выше страха смерти телесной. И они сделали нелогичный по земным понятиям выбор, и «не потеряли награды своей».
 
Вы, уважаемый Виктор Федорович, должны сегодня решать труднейшие для вас задачи. Ответить на чаяния людей, голосовавших за вас, и не растерять остатки их доверия. Выбрать между «западной ориентацией», с моей точки зрения чуждой и вредной, и движением в направлении Евразийского союза. И при всём этом вам, как христианину, нужно в каждом случае не лгать и поступать по совести, поскольку совесть есть голос Божий в душе человеческой. Казалось бы, ситуация неразрешимая. Ведь невозможно ответить одновременно по всем долгам, если интересы кредиторов противоречат друг другу. Быть честным перед ЕС и перед Богом. А я скажу: возможно. Как? Если Бога бояться больше всего остального – смерти, бедности, позора, ничтожных статеек в газетах. Если иметь страх Божий, всё это пыль, чепуха. Потому что мы, христиане, знаем: люди вечны, впереди вечная жизнь, и какова, и с кем будет эта жизнь, решают наши нынешние поступки, наш выбор.
 
Почему же всё-таки приходит к нам страх? Ведь в Крещении мы соединены со Христом, соединены с Богом. Нужно лишь не потерять это единство – и мы окажемся в Царстве Христа навечно.
 
Страх приходит, потому что мы, люди, слабы. От Адама живёт в нас тяга к временному, ничтожному, к тому, что не Божье, к тому, что рождает смерть для Бога и вечную погибель. Это – следствие первородного греха, от которого избавляет только Христос. И победить это проклятие, это стремление жить для себя, для своего комфорта, стремление жить так, как будто Бога вообще нет – а современная западная цивилизация именно к этому нас ведёт, – победить без Христа невозможно.
 
И ещё. По немощи мы творим зло постоянно, мы грешим. А грехи, как грязь, закрывают зрение нашей души. Как копоть покрывает чистое стекло, так закрывают наши тёмные дела Солнце – Бога. Закрывают (а сатана помогает) Солнце Правды. И мы, не видя Света, маловерно впадаем в уныние, мелкое кажется нам важным, боимся потерять пустяки и безумно не боимся потерять драгоценность, не имеющую цены. Всё перевёрнуто в нас, всё искажено грехом и дьяволом.
 
Но ведь нам с вами, Виктор Федорович, прямо говорит апостол Павел: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его». (1 Кор. 2, 9). И это есть правда. А если мы принимаем, что это – правда, значит, мы христиане и по этой правде должны поступать. И если говорить о резонансе ваших решений и дел, то нужно думать, в первую очередь, о резонансе на Небе (хочу думать, что и вы того же мнения, а комментарии ненавистников и зубоскалов мне безразличны).
 
Господин президент! По праву вашего избирателя и такого же, как вы православного христианина, позволю себе сказать ещё вот что.
 
Вы можете войти в историю правителем, презираемым укрофашистами (что бы вы ни делали, они вас всегда будут ненавидеть и презирать, они понимают только силу), можете запомниться лидером, который разочаровал, обманул ожидания своих преданных сторонников. А можете остаться в истории правителем-христианином, который если и вызывает ненависть, то у сатаны и слуг его, потому что защищает от них свой народ. Пусть вас ненавидят те, чей дух расточает смрад отвратительнее, чем могила Окаянного Святополка, но при этом пусть вас одобряет Бог и святые Его.
 
Один из русских святых говорил, что наше время ничем не отличается от времён первых христиан. Разница только одна – ныне мало дерзающих открыто служить Богу. Слишком много земных, «прагматических» препятствий.
 
В общем, решайтесь и не бойтесь. Бог тем, кто решился, даёт помощь, утешение в скорбную минуту. Даёт силу на земле и славу на Небе.
 
Вот как прекрасно поёт наша Церковь святым Борису и Глебу:
 
Мученическою кровию порфиру окропивше светло,
украшени предстоите, страдальцы славнии, Царю Безсмертному,
и, венцы славы от Него приимше,
молитеся стране нашей подати на враги одоление
и душам нашим велию милость.
 

Дай вам Бог, Виктор Федорович, принять правильные решения, которые в очах Божиих есть не грех, но праведность. Вместе с теми, кто твёрдо верит, что Всесильный Бог может всё, помолюсь за вас, а в остальном положусь на волю Господа и вашу живую совесть перед Ним.

Оставить комментарий Комментариев: 4
оукраинец-сиб. | 16.10.2011

А кто такой Янукович в ставнении с российскими свв.князьями Борисом и Глебом?
Мастеру политичекой кидаловы приводить в пример православных святых мучеников, пожертвовавших жизнью ради верности заповедям Христа, - метать бисер (известно перед кем).
Автор выказывает наивность.

О.С. | 16.10.2011

Живём мы на царской земле. будем же, братья, молиться, чтобы Господь дал нам Царя, законного властителя. Временщеки - печаль истории.

С.М. | 14.10.2011

А что, нам Глазунов и Путин - духовный указ?
Путин, даром что ездит во псковские печеры к старцам окормляться, имеет дзюдоистскую позицию :))
У нас есть учителя, есть. И пусть такая адресация к Януковичу выглядит наивной, но она ДОЛЖНА БЫТЬ.
И это есть духовная сила!

поліщук | 14.10.2011

Неужели уважаемый автор думает, что князья мира сего поступают по логике Царства Небесного.
Вот князь русского мира совсем не разделяет искреннего почитания свв. Бориса и Глеба.
Увидев святых Бориса и Глеба,на картине И.Глазунова "Вечная Россия",Путин сказал: "Борис и Глеб — святые, это понятно. Но они все отдали без борьбы. Это не может являться примером для нас. Легли и ждали, пока их убьют".
"Мне это чуждо", — согласился художник, пишут "Известия".
http://www.pravaya.ru/news/17095