Поиск по сайту:

ЖЕМЧУЖИНЫ УКРАИНЫ / ПЕРЛИНИ УКРАЇНИ

Уроки гор. Бахчисарайский Свято-Успенский монастырь

Олег СЛЕПЫНИН 28.08.2011 01:23

1.

Когда в 1475 году Османская империя покорила в Крыму генуэзские колонии, владевшие причерноморской торговлей, и княжество Феодоро, последнюю твердыню Византийской империи, христианское население полуострова оказалось как бы между молотом и наковальней, принужденным жить среди двух мусульманских народов – турок и татар. Крымские греки (и готы, конечно, и аланы), дети Византии – тысячелетней православной империи, были обречены претерпевать многие притеснения не лишь в своей политической и экономической жизни, но и, главное, в религиозной. В частности, им запрещалось на своих храмах ставить кресты.

Заметим, это положение и доныне сохраняется в Турции. А кому-то мечтается возобновить это правило и в Крыму.

Вид из ущелья

 

 

Определённая часть греков была готова ассимилироваться, забыть язык, обычаи и веру предков, раствориться в мусульманстве; такие бывали довольны, когда их сыновей забирали в янычары, обеспечивая «будущее» - возможность сделать карьеру в Стамбуле. Но другая часть выказывала удивительную стойкость в стоянии за веру. Этой силы им хватило на три сотни лет мусульманского ига.

Помимо того, что греки обязаны были платить налог деньгами, был налог и сыновьями (налог кровью – девширме). Греки уходили в горы. Жили в пещерах, строили и возобновляли в горах храмы и монастыри, воспитывали детей в истине, передавали им предания, хранили свой великий язык. Власти вели за ними охоту. Выслеживали. Разоряли.

Бывали времена, когда из христианских поселений пятую часть мальчиков забирали в Турцию раз в пять лет. Родители, как могли, всеми способами укрывали детей (женатых в янычары не брали, поэтому известны случаи ранних браков). В непокорных селениях отбор, по преданию, осуществлялся самым чудовищным образом. Мальчика на глазах родителей ставили рядом с колесом арбы и ударяли саблей над ободом. Если выше колеса – оставался лежать с разрубленной головой. Если малыш – увозили в Стамбул, там его обращали в ислам, воспитывали в турецкой семье; лучшие становились янычарами – оплотом власти султана.

Осознавая своё катастрофическое положение, народ нашёл адекватный образ для понимания сути своего врага – образ змия, змия, пожирающего людей и скот. Турецкий отряд, растянувшийся по ущелью, ведущему в горное селение, несомненно, был подобен чудовищу. Самая страшная сказка – милостивей кровавой реальности. Змий – враг рода человеческого.

На что им было надеяться?.. Откуда могло прийти спасение?

Когда, казалось, уже и надеяться совсем не на что, Богородица, как это бывало во все времена, явила Своим верным Свою святую помощь.

Вход на среднюю террасу Свято-Успенского монастыря

 

Однажды некий пастух по имени Михаил пас на склоне ущелья за Бахчисараем скот и был поражён, увидев высоко на скале икону Пресвятой Богородицы и горящую свечу. Поразило и обрадовало это и тех людей, которых он привёл и показал такое чудо.

В своей «Скифской истории» Андрей Иванович Лызлов (ок. 1655-1697) записал (хочется оставить текст без перевода на современную лексику, не убояться труда чтения, как бы взглянуть через дивный кристалл на нашу историю): «Есть еще тамо в оных каменных горах близко Бакшисарая чудесный образ Пресвятыя Девы Богородицы. О его же явлении сице поведают. Бысть некогда во оных каменных горах змий великий, людей и скоты пожирающий, и того ради людие от места того отбежавши пусто оставиша. Но яко тамо во оно время жили еще греки и генуенсы — молишася Пресвятей Богородице, дабы их от змия свободила. И тако единаго времяни в нощи узреша в горе той свещу горящу, идеже не могуще крутыя ради и острыя горы взыти; вытесавше степени ис камени и приидоша тамо, идеже свеща горяше. И обретоша образ Пресвятыя Богородицы и свещу пред ним горящу. Тамо же блиско того образа и змия онаго обретоша разседшася. И тако радосни будущи воздаша велие благодарение Богоматери, избавшей их от таковаго зла змиа онаго, его же изсекши в части сожгоша огнем. И от того времяни жителие тамошнии часто начаша ходити тамо и молитися Пресвятей Богородице…»

2.

Внутри скалы, на которой обретена была дивная икона, вырубили церковь и освятили её в честь Успения Пресвятой Богородицы: икона была явлена людям в Праздник Успения – 15 (28) августа. Перед тем местом на скале, где была явлена икона, вырубили балкон. Вскоре на склоне был устроен Успенский монастырь. В конце XV века он становится резиденцией митрополита.

Место явления чудотворной иконы

На противоположной стороне ущелья греческая деревня стала называться по имени Царицы Небесной – Мариамполь, Город Марии. Татары называли ущелье - Марьям-дере, «ущелье Марии». Примечательно, что и Крымский хан, перенесший столицу в Бахчисарай и устроивший свой дворец несколько ниже православного монастыря, почитал чудотворную икону. Андрей Лызлов, между прочим, сообщает: «Некогда же и хан крымской имянем Ачи-Гирей, воюющи притиво супостат своих, просил помощи от Пресвятыя Богородицы, обещающися знаменитое приношение и честь образу Ея воздати…»

Известный (но недооценённый) русский историк и археолог Николай Иванович Репников (1882-1940) в начале XX века в Мариуполе видел икону Одигитрии, вывезенную греками из Успенской Бахчисарайской обители, и подтвердил её древнее происхождение, датировав написание иконы VIII-IX веками.

Архимандрит Дионисий (настоятель Успенского скита в 1864-1868 и 1877-1883 годы) писал о наших средневековых единоверцах: «В чудесном явлении святой иконы христиане получили Божественную помощь, покров самой Богородицы. Они снова шли на брань за исповедание святой веры, с твердою надеждою, что Пресвятая Богородица не оставит их без своей защиты. Храм, иссеченный в скале, где явилась икона, стал особенным местом молитвы для них: здесь они укреплялись духом во время страшных истязаний, в храме они чувствовали себя одною семьею Отца Небесного, защищающего их своим Божественным промыслом».

3.

Русские Государи, во всяком случае со времён Фёдора Иоанновича и Бориса Годунова, посылали в монастырь милостыню, сочувствуя единоверным грекам, помня о неволе собственных предков, переживших татаро-монгольское иго. Этот сочувственный трепет сохранился в русском сердце на века. Жив он и ныне, в эпоху глобалистского ига, но усыплён, хочется верить, до срока.

Открытка до 1917 года

Проблема Крыма для России – во все времена – проблема безопасности. Нескончаемые набеги крымских татар опустошали русские пространства; десятки и десятки тысяч русских угонялись в рабство. Работорговля являлась важной статьей экономики Ханства. Пленников продавали в Турцию, на Средний Восток и, случалось, в европейские страны. Подсчитано, что на крымских рынках за два века было продано более трех миллионов христиан – выходцев из Малой и Великой Руси, а так же Польши.

После ликвидации Иваном Грозным агрессивных соседних ханств – Казанского и Астраханского, перед Россией встала задача решить и Крымскую проблему. Но и у Крымского ханства, соответственно, стратегической задачей было усмирить Москву, возобновить независимость Казани и Астрахани. В 1571 году хан Девлет-Гирей вторгся на Русь и сжёг Москву, в рабство было угнано 50 тысяч человек; Русь была обложена данью. Зависимость России от Крымского ханства длилась до времён царствования Петра Первого. При этом между Россией и Крымским ханством поддерживались дипломатические связи. Наши послы после завершения дел с ханской администрацией непременно совершали в Успенском монастыре благодарственный молебен.

Впервые русская регулярная армия овладела Крымом в царствование Анны Иоанновны в 1736 году. Бахчисарай был взят 17 июня. Но у армии под командованием генерала Христофора Антоновича Миниха (1683—1767) был недостаток продовольствия и фуража. Крым был оставлен.

Примечательно, что в походе 1736 года отличился 14-летний князь Василий Михайлович Долгоруков, под командованием которого русские войска через 35 лет, в 1771 году, разобьют в Крыму две турецкие армии, что станет серьёзным шагом в деле решения Крымской проблемы.

Впереди были ещё годы и годы русско-турецких войн. Но христиане Крыма именно тогда получили реальную независимость от иноверных.

4.

В последние годы появилось немало спекуляций на тему исхода греков из Крыма в 1778 году. Этот исход теперь даже называют насильственной депортацией. Но вот что «критиками исхода» – прямо-таки в атеистическом духе – почему-то совершенно упускается из вида. Митрополит Готфейский и Кефайский Игнатий (Гозадини, 1715-1786), инициатор исхода, был молитвенник, от юности воспитанный Святым Афоном. Несомненно, исход этот был не личным его делом, но делом, врученным ему в молитвенном труде.

Перед входом в древнюю Успенскую церковь

В Житии святителя Игнатия сказано: «Став пастырем и пройдя все иерархические степени священства, вплоть до епископского сана, он проявил себя как добрый и неленостный пастырь, за что снискал любовь и уважение своих пасомых…» Святителя современники характеризуют как «мужа честного, богобоязненного, доброго нрава, скромного по внешнему поведению и душевному расположению, монаха с юности целомудренного, бдительного…»

Святитель Игнатий,митрополит  Мариупольский. Гравюра  с автографом святителя

 

Крымскую кафедру он занял в 1769 года, когда уже шла очередная русско-турецкая война. Христианское население всегда в подобных ситуациях оказывалось заложником турок. В 1771 году, после удачного похода князя Долгорукова, святитель обратился в Святейший Синод Российской Империи, а в 1772 году к самой императрице Екатерине II с просьбой вывести христиан из Крыма вглубь России. И вот по прошествии нескольких лет, после Пасхальной Божественной Литургии, 23 апреля 1778 года в пещерной церкви Свято-Успенского скита митрополит призвал верных начать подготовку к исходу из страны рабства и унижения.

Не может вызывать сомнений, что его духовному взору было открыто то, что ныне и упускается из виду. В этом контексте стоит помнить о турецком геноциде армян 1915 года. Из Крыма в 1778 году вышло около 31 тысячи христиан. Примерно половина армян, половина греков. Расселены греки и армяне были отдельно. Заметим, сейчас в Мариуполе и его окрестностях (Донецкая область) проживает 77,5 тысячи греков, потомков тех, чей выход благословил святой Игнатий Мариупольский.

Русской казне этот исход стоил 230 тысяч (для сравнения: корова стоила 8 рублей). Хану, чтобы тот не чинил препятствий, было выдано 50 тысяч. Исход греков и армян из Крыма обрушил экономику ханства и ускорил присоединение Крыма к России. Присоединение завершилось договором 1792 года. За пять лет до этого императрица Екатерина Великая совершила своё знаменитое путешествие в Крым. В глазах мирового сообщества это был сильный дипломатический ход. Её путь отмечался особыми знаками. Одну из «Екатерининских миль» и сейчас можно видеть в Бахчисарае напротив дворцовых ворот. В 1818 году на ней были высечено на русском и татарском языках: «Благородной памяти Императрица Екатерина II-я изволила быть въ Бакчисараъ въ 1787 году Маія 14».

С тех пор многие члены Царского дома Романовых, посещая Крым, молились в Свято-Успенском скиту.

Император Александр Павлович посетил древнюю обитель в упомянутом 1818 году. Он спросил: где была явлена чудотворная икона? Ему показали место. Государь велел приставить к скале лестницу и подать свечу. Он поднимался, укрывая огонь от ветра. Взгляд вбок – ущелье, разнообразно покатые серые скалы, глубокая лощина, древние пещеры. Император приблизился к образу Пречистой, молился, стоя на перекладине, держась одной рукой за верхнюю перекладину; укрепил свечу под иконой на выступе…

После исхода греков монастырь был возобновлён в 1850 году. В годы Крымской войны здесь располагался госпиталь. На монастырском кладбище могилы воинов той войны.

5.

В 1921 году большевистские власти обвинили монастырское духовенство в заговоре, монастырь закрыли, разграбили. На территории обители устроили трудовую колонию имени одного из своих безбожников. Православные верующие, конечно, не забыли святой обители, приходили молиться, приходили к святому источнику. Ежегодно 28 августа, в день Успения Пресвятой Богородицы, православные Крыма собирались в разорённой святыне. В 1927 сошлись полторы тысячи паломников. Ворота были закрыты. Верующие попытались сорвать замки; милиция была начеку. Некоторых арестовали, остальных разогнали.

Кто-то, конечно, скажет, что это случайность, что первый как бы предупредительный толчок Большого Крымского землетрясения произошёл в День Всех святых, в земле Российской просиявших, – в воскресенье 26 июля 1927 года. Сокрушительный удар стихии произошёл в ночь с 11 сентября, когда Церковь со скорбью вспоминает Усекновение главы Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Землетрясение разрушило монастырские храмы, расположенные на верхнем плато, за исключением древней Успенской церкви.

+++

Ныне монастырь восстановлен. Благоденствует. Нескончаем поток туристов. Но приметны среди них и паломники – «белые платочки» и «бороды».

Судьба монастыря – как горящая на ветру свеча, рывками высвечивающая спасительные смыслы, соединяющая историю Византии и историю России.

28 августа – праздник Успения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, праздник надежды на спасение.

Правславне в этот день поют величание:

Величаем Тя, Пренепорочная Мати Христа Бога нашего, и всеславное успение Твое.

Оставить комментарий Комментариев: 6
Суворов: всюду фронт! | 29.08.2011

Ингату. Для этого, наверное, обществу нужно бы внутренне преобразится.
Внизу там сейчас много понастроили. Наверху тоже восстанавливаются храмы.

Игнат | 28.08.2011

Хорошо бы привести всё к виду до 1917 г.

С.Л. Ермак | 28.08.2011

Там был госпиталь и в 1941, там и русские могилы 1944, освободителей.
там теперь - ближе у Ч-кале всякие колдуны толкуться

Ну да, О.Ч. не без проблесков среди мрака.

про это место при Советах | 28.08.2011

Олег Чухонцев:

* * *

Нет ничего ужасней вырожденья!
Я помню, как вблизи нагроможденья
развалин и пещер Чуфут-Кале,
внизу, на дне гранитного колодца,
темнел приют, похожий на уродца
или на склеп, придавленный к земле.

Была весна, но не было бесплодней
ее дыханья. Словно в преисподней,
в ущелье острый чад стоял столбом.
Был замкнут горизонт: там прел свинарник,
там отцветал кладбищенский кустарник,
а между ними инвалидный дом

дымил окрест. Он был кирпичной кладки,
хотя, казалось, плод иной догадки,
матерьялизовавшийся фантом.
И я подумал: вот изнанка жизни,
какая нам тщета в степной отчизне?
Пройдут года, и мы как дым сойдем.

Как если бы, забвением казнимы,
аланы, печенеги, караимы,
всем миром снявшись, бросили очаг –
так пусто тут... По ком, Иеремия,
твой плач, когда в мозгу лоботомия
и сыплется душа как известняк...

Сказать не скажешь... Встретишь эти лица –
в них, кажется, пустыня шевелится.
О, задержись над каменной тропой.
А срок придет расплачиваться кровью –
не приведи, Господь, под эту кровлю,
под этот кров с дымящейся трубой!

1966

Игнат | 28.08.2011

Бывали, Господь сподобил. Несть числа нашим духовным обителям!
А это место памятно еще и тем, что тут были госпитали в Крымскую войну 1853-1856 гг. Государь посещал.

Друг украйны | 27.08.2011

Красота!