Поиск по сайту:

ЖЕМЧУЖИНЫ УКРАИНЫ / ПЕРЛИНИ УКРАЇНИ

Воронцов. Преображенский храм в Мошнах и другие церкви

Олег СЛЕПЫНИН 30.11.2011 01:12

155 лет назад, в ноябре, ушёл из жизни светлейший князь Михаил Семёнович Воронцов (1782-1856) – крупнейший деятель великой Николаевской эпохи, преобразователь Малороссии, Новороссии, Крыма, Кавказа. 

Среди огромного количества дел, совершённых им, есть дела «малые», о которых почти и не вспоминают, но они оказывали и продолжают оказывать влияние на судьбы десятков и десятков тысяч людей – живших в разных поколениях, живущих ныне. Речь о нескольких церквах, которые и поныне, где уцелели, остаются центрами духовной жизни православных приходов.  
 
 
 Широта русской натуры
  
Михаил Семёнович Воронцов относился к тому лучшему типу русского человека, который только и мог, цивилизовав своей деятельностью огромные пространства, создать великое государство, раскинувшееся между трёх океанов на двух континентах. Вероятно, широта натуры, масштаб личности проявляется всегда со всей очевидностью в деталях человеческого измерения – в сострадательности, жертвенности, доброте. К Воронцову эти качества (увидеть не сложно) относятся в полной мере.
 
В сражении под Бородино его дивизия, удерживая укрепления, почти полностью полегла, перестала существовать. Сам Воронцов был ранен. На излечение генерал отправился не один, но увёз с собой в своё имение около пятидесяти раненых офицеров и более трёхсот нижних чинов; подлечившись, незамедлительно вернулся в войска… Покидая Париж в 1818 году, командир русского оккупационного корпуса генерал-адъютант Воронцов из своих личных средств покрыл долг офицеров, живших во Франции «в кредит». Для этого он продал одно из своих имений. Это было делом чести.
 
Детство и молодость граф Михаил Воронцов провёл в Англии. Он рос наполовину сиротой, без матери. Его отец Семён Романович при трёх государях был в Лондоне послом. Привязанность Михаила Семёновича к английским ландшафтам, сохранившаяся на всю жизнь, была привязанностью к ранним своим годам; его любовь к России расширилась из тех пределов.
 
Служить Воронцов начал на Кавказе в 1803 году, участвовал во всех войнах, двадцать один год был генерал-губернатором Новороссийского края, десять – наместником государя на Кавказе. Служил он полвека; в 1853-м году, почувствовав крайний упадок сил, попросил государя об отставке.
 
В русских войсках ещё долго солдатская молва передавала рассказы о его доступности и человеческой простоте, венцом которых стала пословица: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер».
  
В Малороссии
 
Если вы впервые проезжаете из Черкасс в сторону Канева-Киева или наоборот, вас непременно своим видом поразит храм в селе Мошны, настолько это строение необычно, «нездешнее», причудливо; в его архитектурном облике вы не без удивления вдруг приметите… черты знаменитого Алупкинского дворца!
 
Для многих так и остаётся загадкой – что за храм? почему, откуда??
 
Воспоминание об Алупке, конечно, не случайно.
 
Но – по порядку. 
 
 
Свято-Преображенская церковь. Село Мошны
 
Вскоре после возвращения из Франции в 1819 году граф Воронцов женился на дочери бывшего коронного гетмана Польши наследнице владений Потёмкина – графине Елизавете Ксаверьевне Браницкой. В качестве приданого Воронцову отошло живописное Мошенско-Городищенское имение, в котором он сразу же развил кипучую хозяйственную деятельность. В окрестностях были осушены тысячи десятин болот; проложены дороги; возделаны поля; в лугах появились тучные стада; прорыт канал, упростивший путь от Днепра к поместью, заведён пароход, устроен зверинец…
 
В Мошенских горах возник огромный пейзажный парк, крупнейший в Европе, украшенный 60-метровой башней, с верхней площадки которой в хорошую погоду было видно – за 150 км – золото колокольни Киево-Печерской лавры; в парке выстроен великолепный дворец в 80 комнат, наполненный книгами и картинами…
 
Если бы всё это уцелело, пережив ХХ век, Мошногорье было бы сейчас брильянтовым ожерельем Украины.
 
Не судилось. Нет ни таинственной башни Станислава, ни дворца; от всего великолепия парка осталась в горах лишь семикилометровая аллея, прямая как полёт стрелы.
 
Но что уцелело – это Преображенская церковь в центре села Мошны, возведённая Воронцовым на месте ветхой деревянной церкви в 1840 году.
  
Блор и Торичелли
 
По наблюдению современника, писавшего о Мошногорском имении, - Воронцов как «просвещённый владелец парка, имея в различных краях России свои поместья, желал, чтобы дворцы его выражали собою характер местности и вызывали воспоминания о том крае, в котором находятся. Вот почему встречаете здесь портреты первых князей южной России и изображения гетманов казацких от Хмельницкого до гайдамака Мамая…».
 
Вероятно, именно по этой причине в Алупкинском дворце можно увидеть и арабскую вязь Корана, а в его чертах помимо прочего «тему татарских минаретов». 
 
 
Алупка. Дворец Воронцова
 
Строился Алупкинский дворец два десятка лет, начиная с 1828 года, по проекту Эдварда Блора, самого известного архитектора Англии… То, что было для Блора невозможно в Лондоне – раскрепощённость фантазии, – то было поощряемо Воронцовым. Одесский исследователь член-корреспондент Инженерной академии Украины Юрий Письмак говорит о стилистике Алупкинского дворца как о синтезе «английской готики и элементов арабского и индо-мусульманского зодчества». Крымское детище Э. Блора (1787-1879), который сам в Крыму никогда не был, послужило источником вдохновения для другого архитектора, с которым много работал Воронцов, – Георгия Ивановича Торичелли (1800?-1843). Торичелли – итальянец, боготворивший английскую архитектуру, создал по заказу Воронцова несколько проектов православных церквей, во внешнем облике которых мгновенно узнаётся «рука» Блора. Угловые башни северного фасада Алупкинского дворца, вероятно, можно даже рассматривать не просто как источник вдохновения, но как цитирование первоисточника (в духе грядущего через полтора века постмодернизма) при проектировании Торичелли колоколен своих церквей. 
 
 
Алупкинский дворец. Башня северного фасада
 
При этом в проектах Торичелли, как показал Ю.А. Письмак в своей работе «О сотрудничестве М.С. Воронцова с выдающимися архитекторами», прослеживается сходство «с небольшими приходскими церквями Англии конца ХV–начала ХVI вв.».
 
По проектам Торичелли были построены: церковь св. Захария и Елизаветы в имении Воронцова Ак-Мечеть (ныне п. Черноморское), церковь в Алуште во имя св. Фёдора Стратилата; церковь св. Иоанна Златоуста в Ялте (строил архитектор Карл Эшлиман; 1808-1893); церковь в имении Фалеевка-Садовое Херсонской губернии; Свято-Преображенская церковь в Мошнах. 
 
 
Церковь в Алуште во имя св. Фёдора Стратилата
 
Стоит согласиться с Ю.А. Письмаком, что «синтез английской готики и элементов арабского и индо-мусульманского зодчества достаточно экзотичен, если учесть, что речь идёт о православных церквях». Нам, конечно, много роднее Византийская традиция, воплощённая в Киево-Новгородском и Владимиро-Московском опыте. Тем не менее Русь в пространстве и во времени столь велика, что в ней есть место и для иных традиций, для иного опыта. Тем более если экзотические проявления связаны литургически воедино со всем остальным православным миром.
 
Ак-Мечеть, Ялта, Алушта, Фалеевка-Садовое
 
В имении Ак-Мечеть церковь св. Захария и Елизаветы (престольный праздник в день рождения Елизаветы Ксаверьевны) строилась в 1829-1832 годы. Примечательной подробностью её истории является тот факт, что во время Крымской войны в колокольню попало турецкое ядро. Русским правительством это было расценено как преступление против Православия. Турция выплачивала контрибуцию за этот выстрел чуть ли не до начала Первой мировой войны: Россия умела отстаивать своё достоинство. О советском осквернении и разорении церкви говорить не хочется. 16 ноября 2009 года, в 153-ю годовщину со дня смерти Воронцова, на обезображенную колокольню были установлены купол и крест. 
 
 
Поселок Черноморское. Установка купола на церковь св. Захария и Елизаветы в 2009 году
 
В Ялте церковь св. Иоанна Златоуста возведена на Поликуровском холме, строилась за счёт казны при непосредственном присмотре Воронцова.
 
Освящён храм 16 сентября 1837 года владыкой Гавриилом (Розановым) архиепископом Екатиринославским. На следующий день, 17 сентября, в Ялту на яхте «Полярная звезда» прибыл император Николай I с семьёй. Поднявшись к новой церкви на Поликуровский холм в сопровождении свиты, государь был восхищён открывшимся видом. Вскоре 23 марта 1838 года был подписан Высочайший указ – поселение Ялта получило статус города. До наших дней в неизменном виде сохранилась колокольня, которая в поздние советские годы в вечернее и ночное время красиво подсвечивалась и оставалась яркой достопримечательностью города. В новейшие времена восстановлен приход святого Иоанна Златоуста, к колокольне пристроена церковь – во славу Божию, для спасения православных. 
 
 
Колокольня церкви св. Иоанна Златоуста в Ялте
 
 
В те же 1830-е годы по похожему проекту была построена церковь в Алуште. «Путеводитель по Крыму» 1883 года Г.Караулова и М.Сосногоровой сообщает: «Главное украшение Алушты составляет красивая православная церковь с колокольней готической архитектуры… Церковь эта, во имя св. Фёдора Стратилата, построена во время управления Новороссийским краем кн. М.С. Воронцова».
 
Всё было разрушено в советские годы. Ныне восстановлено. Современная церковь освящена Во имя Всех крымских святых и святого великомученика Федора Стратилата.
 
Имение Фалеевка-Садовое Херсонской губернии принадлежало Августу Фёдоровичу Комстадиусу (1777-1856), герою Отечественной войны, губернатору Херсонской губернии в 1821-1828 годы. Он был лютеранин. Церковь разрушена во время Великой Отечественной войны. На её месте стоит памятный крест. 
 
 
В селе Садовое крест на месте, где была церковь
 
В Мошнах
 
Свято-Преображенская церковь в Мошнах строилась по проекту Торичелли инженер-подпоручиком Терентием Акимовичем Ступниковым. Храм освятил в 1840 году митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Амфитеатров). Польский литератор Михал Грабовский (1804-1863), вскоре посетивший Мошенское имение, написал очерк «Парк князя М.С. Воронцова в Киевской губернии». Очерк был напечатан в журнале «Современник» в 1853 году.
 
М. Грабовский (1804-1863) представляет нам такую картину, увиденную им из дворца: «Среди местечка Мошен белеет новая церковь. Её четырёхугольная, высокая башня, отличной архитектуры, далеко не походит на обыкновенные деревенские колокольни. Она-то и предаёт особенно пленительное выражение всему виду. Вы как будто любуетесь из английского парка английским пейзажем…»
 
Свято-Преображенская церковь была в имении Воронцова жемчужиной, составной частью милого его сердцу ландшафта. О самом парке Грабовский был самого высокого мнения, он восклицает: «Кто не бывал в Англии и хочет иметь понятие о настоящем английском парке, пусть съездит в Мошны…» К сожалению, эта рекомендация знатока паркового искусства давно уже не соответствует истине. Парка в том виде, в каком он был создан Воронцовым и его наследниками, нет. Но, перефразировав Грабовского, можно с уверенностью сказать: кто хочет увидеть подлинник творения Торичелли, воплотившего идею Воронцова, тому нужно ехать в Мошны.
 
Эта церковь осталась единственной из построенных не без участия Воронцова, сохранившейся в первоначальном виде.
 
В Преображенской церкви пребывает Новопрославленный (2003 год) образ Божией Матери, именуемый «Милующая». 
 

Мошенский чудотворный образ Божией Матери «Милующая»

Оставить комментарий Комментариев: 2
Туманцев | 01.12.2011

Видали, бывали. Хорошо, что в Мошнах церковь уцелела. Жаль, нет башни Ст. и дворца

Алиса | 30.11.2011

Чудесные жемчужины Воронцовского хозяйствования: приходилось несколько раз бывать и в Алуштинском храме, и в Мошенском, и в Алупкинском дворце, конечно...Прекрасная эпоха, удивительные люди, и всё прошло...