Поиск по сайту:

ДЕЛОВАЯ СРЕДА / ДIЛОВЕ СЕРЕДОВИЩЕ

Киотский протокол: хроника прагматизма и бестолковости

Дмитрий ТЫМЧУК 16.12.2011 01:02

Участники конференции ООН по климату 11 декабря договорились о продлении срока действия Киотского протокола. В частности, согласно решению, срок действия первого периода Киотского протокола, истекающий в 2012 году, продлевается еще на пять лет. Кроме того, на конференции, проходившей в южноафриканском Дурбане, был принят план будущего документа, который обяжет все страны, а не только лишь промышленно развитые, сокращать объемы выбросов парниковых газов. Новый документ планируют принять в 2015 году, а в силу он должен вступить к 2020 году.

Сторонники правил, установленных Киотским протоколом, смело могут считать данное решение победой, ведь ранее переговоры об условиях и сроках продления действия этого документа не раз заканчивались провалом. Так, США, не ратифицировавшие первую версию договора, заявили, что подпишут новую лишь при условии, что все страны, в том числе и развивающиеся, установят четкие ограничения объема выбросов. При этом в настоящее время не установлены ограничения для ведущих промышленных держав развивающегося мира - Китая, Индии и Бразилии.
 
Как известно, Россия и Украина весьма активно используют возможности, которые им дает Киотский протокол. В то же время в этом их использовании наблюдается очень большая разница.
 
Так, осенью 2011 года украинские и российские средства массовой информации облетела весть: как минимум до конца 2011 года Украина не сможет продавать квоты на выбросы парниковых газов по Киотскому протоколу. По информации Национального экологического центра (НЭЦ), запрет связан с недостаточной прозрачностью системы учета выбросов. В частности, согласно сообщению НЭЦ, данное решение принял Комитет исполнения обязательств Рамочной конвенции ООН по изменению климата, отметив, что Национальный кадастр антропогенных выбросов на Украине не отвечает международным требованиям.
 
Данное сообщение получило резонанс, что было вызвано, прежде всего, политизацией в Украине самой темы Киотского протокола и участия в нем Киева. Как известно, в конце 2010 года Главное следственное управление Генеральной прокуратуры Украины возбудило уголовное дело против экс-премьера страны лидера оппозиционной партии «Батькивщина» Юлии Тимошенко за растрату средств, выделенных в рамках Киотского протокола. Однако интересно и то, что сразу после распространения информации НЭЦ о якобы имеющем место временном запрете Украине на торговлю квотами по Киотскому протоколу с опровержением этой информации выступило Государственное агентство экологических инвестиций Украины. В частности, в Государственном агентстве заявили, что механизм продажи Киевом квот на парниковые газы продолжает действовать.
 
На протяжении сентября-декабря этого года несколько раз, согласно раздуваемому ажиотажу в средствах массовой информации, для Украины то «закрывали» торговлю квотами, то «открывали» вновь. В любом случае стало очевидным, что по Киотскому протоколу к Украине от ООН все же есть серьезные вопросы. И эти вопросы связаны уж никак не с внутренней политикой, а с недостатками в бюрократической системе, не позволяющими обеспечить прозрачность и требуемую отчетность по выбросам парниковых газов.
 
Напомним: Киотский протокол Рамочной конвенции ООН об изменении климата (UNFCCC), вступивший в силу в 2005 году, содержит количественные обязательства развитых стран по сокращению выбросов парниковых газов. Протокол предусматривает два проектных механизма сокращения выбросов, контроль единиц установленного количества (AAU) и единиц сокращения выбросов (ERU), а также международную торговлю квотами. Для участия в этих механизмах стороны должны представлять ежегодную отчетность по правилам, определенным международным соглашением.
 
На первом этапе реализации Киотского протокола, с 2008 года до декабря 2012 года, количество выбросов парниковых газов должно уменьшиться на 5% от уровня 1990 года. Однако, когда Протокол только готовился к введению в действие, предусматривалось, что уменьшать выбросы должны были только 39 промышленно развитых стран и стран с переходной экономикой, в том числе Украина (интересно, что развивающихся стран, в т.ч. промышленных «монстров» в лице Китая и Индии, обязательства по сокращению выбросов на момент подготовки Киотского протокола не касались).
 
Согласно Протоколу, страны-участницы могут совместно осуществлять проекты по снижению выбросов парниковых газов в атмосферу на территории одной из стран, а затем, в зависимости от полученного эффекта, передавать друг другу полученные единицы ERU - эти схемы именуются «Механизмом совместного осуществления» (Joint Implementation, JI) и касаются в основном пар «развитая страна – страна с переходной экономикой». Реализация их возможна, например, в таком формате: развитая страна обеспечивает оснащение предприятий страны с переходной экономикой (где промышленность, понятно, менее развита) фильтроочистным, энергосберегающим и прочим оборудованием, а взамен получает дополнительные квоты на выброс парниковых газов. Кроме того, возможна прямая торговля квотами.
 
Когда в феврале 2004 года Верховная Рада Украины ратифицировала Киотский протокол, перед страной встала проблема создания Национального реестра учета количества выбросов парниковых газов - механизма, без которого торговля квотами недопустима. Суть данной схемы в том, что каждая страна-участница Киотского протокола имеет квоту на выброс газов, и если промышленность не загрязняет атмосферу до установленного уровня, то имеющуюся разницу можно продавать другим странам.
 
Вместе с тем Киев изначально возлагал большие надежды на Киотский протокол как на способ неплохого заработка. В правительстве и парламенте говорили о грядущих многомиллиардных доходах. Эксперты говорили и о том, что для страны открываются неплохие возможности получения в рамках документа современных энергосберегающих технологий и осуществления мощных инвестиционных проектов с привлечением западных инвесторов, что позволило бы отечественной промышленности выйти на новый качественный уровень и фактически ее модернизировать. Но в реальности непростые и пролонгированные схемы достижения экономического эффекта у украинской власти не вызывали и не вызывают особого интереса. Ставка делается на всем понятный формат получения «быстрых денег» - «купи-продай», т.е. прямую торговлю квотами.
 
Для Украины, как и для России, Протоколом декларируется требование сохранить среднегодовые выбросы в 2008—2012 годах на уровне 1990 года. В то время как на момент введения в действие документа Россия по сравнению с 1990 годом за счет снижения промышленной активности после развала СССР уменьшила выбросы на 30%, а Украина – и того более. То есть торговать было чем.
 
В то же время, в отличие от Киева, Москва не пошла по пути прямой торговли квотами. В России долго присматривались к открывающимся возможностям и только в 2006 году начали на теоретическом уровне рассматривать возможные схемы. По крайней мере, такое задание от правительства России получили Министерство экономического развития и торговли вместе с другими федеральными органами власти. Позже Россия заявила, что в рамках Киотского протокола не будет получать напрямую деньги от продажи квот на выбросы парниковых газов. «В том виде, в котором это представляют: продали квоты - получили деньги, такого не будет. Схема, отработка которой сейчас завершается, предусматривает участие денег, полученных от продажи квот, в инвестиционных проектах, которые дадут реальное сокращение выбросов», - комментировал ситуацию советник президента РФ по вопросам климата Александр Бедрицкий. На тот момент к рассматриваемым схемам инвестиционных проектов был привлечен помимо Минэкономразвития и Сбербанк России.
 
 
И только год назад, осенью 2010 года, Россия присоединилась к Механизму совместного осуществления, который является одним из инструментов гибкого регулирования выбросов парниковых газов, предусмотренных шестой статьей Киотского протокола. В частности, был одобрен первый российский JI-проект строительства нового энергоблока на Шатурской ГРЭС. Новый энергоблок на базе парогазовой установки мощностью 400 мегаватт установят к концу 2012 года, и это позволит снизить выбросы на 1,1 млн. тонн диоксида углерода. Партнером россиян по реализации этого и другим проектам выступила немецкая компания E.ON Carbon Sourcing, которая входит в состав энергетического концерна EON и отвечает за полный цикл развития проектов совместного осуществления.
 
А в Украине в это же время происходили несколько иные события. В марте 2009 года украинская сторона договорилась о продаже Японии 30 млн. единиц установленного количества выбросов парниковых газов, что соответствует 1 млн. т СО2, и уже в апреле украинское правительство заявило о получении Украиной 3 млрд. гривен (375 млн. долларов) от этой продажи. Но как раз не совсем понятная судьба этих денег и стала причиной повышенного интереса Генпрокуратуры к персоне экс-премьера Украины Ю.В. Тимошенко.
 
Впрочем, с приходом в Украине новой власти ситуация особо не изменилась. Создается впечатление, что главной задачей властей было выяснить, куда делись деньги по Киотскому протоколу, а вот об изменении формата участия в самом Протоколе речь не шла и не идет. Иными словами, Украина по-прежнему ставит на первое место прямую торговлю квотами.
 
Разница в подходах Киева и Москвы – колоссальна. Понятно, что внедрение сложных инвестиционных схем в виде JI-проектов в рамках Киотского протокола, как это происходит в России, открывают широкие возможности для коррупционной деятельности государственных чиновников. Но противостоять этому - уже задача государства и соответствующих органов. Очевидно, что даже при всех существующих проблемах в России строятся конкретные новые промышленные и энергетические объекты, внедряются современные технологии, модернизируется производство, и все это – при минимальных затратах державы. Это именно та эффективная реализация возможностей для страны, которые дает Киотский протокол. К сожалению, Украина «берет» от Протокола только живые деньги, которые по давней традиции неизвестно куда деваются.
 

Однако, как показала новейшая история Украины, даже просто торговать квотами у Киева не очень-то и получается. Истории с временным запретом для Украины на продажу квот (или даже просто рассмотрение этого вопроса в ООН) – яркое тому подтверждение. И в данной ситуации, очевидно, важен вопрос даже не о том, сможет ли Украина наладить нормальную систему учета выбросов. А о том, когда же, наконец, Украина перейдет от «базарного формата» торговли квотами к привлечению мощных инвестиционных проектов, которые способны дать развитию украинской экономики мощный толчок. Тем более что есть наглядный положительный пример России. Грех не учиться хорошему у соседей.

Оставить комментарий Комментариев: 0

Другие статьи раздела: